Михаил Нейжмаков: Стоит ли Грудинину бороться за пост губернатора Красноярского края?

Москва, 03.04.2018, 10:10

Абсолютным провалом такой "поход на Красноярск" вряд ли закончится – у кандидата от КПРФ почти всегда есть "несгораемые" голоса твердых сторонников партии, полагает эксперт

Павел Грудинин. Иллюстрация: Антон Сергиенко/РБК

 

Окончательное решение о выдвижении Павла Грудинина в губернаторы Красноярского края пока не объявлено, но такой сценарий и не опровергнут. В прессе назывались и другие регионы, где этот политик является "варягом", но мог бы рассчитывать на выдвижение от коммунистов на губернаторских выборах – например, Омская область и Алтайский край.

Стоит помнить, что КПРФ на губернаторских выборах делала ставку на кандидатов-"варягов" уже неоднократно. Среди самых известных случаев – вспомним кампании Вадима Потомского в 2012 году в Брянской области или Сергея Мамаева в 2015 году в Марий Эл.

Считается, что оппозиционного кандидата-"варяга" избиратели встречают в штыки, но на губернаторских выборах немало обратных примеров. Два таких случая из недавней истории приведены выше, из первой половины 2000-х – вспомним, например, кампанию 2004 года в Курганской области, когда кандидат-"варяг" от Союза правых сил Евгений Собакин неожиданно для многих вышел во второй тур с тогдашним главой региона Олегом Богомоловым.

При известных уязвимых местах, у кандидатов-"варягов" есть и сильные. При желании,  такому политику даже проще критиковать местные власти, так как перед ним не стоит проблема, как с ними уживаться после выборов, он все равно покинет регион. Правда, есть и обратная сторона медали – если кандидат-"варяг" не выступает в роли жесткого критика региональных властей, не ведет кампанию агрессивно, протестный избиратель может начать терять к нему интерес, а более умеренный электорат будет отмечать его слабые стороны – прежде всего, пробелы в знании местной специфики.  

Впрочем, вопрос, нужно ли участие в красноярской губернаторской кампании самому Грудинину. В нынешних условиях основной смысл для такого шага – поддержание интереса к этому политику в федеральном медиа-пространстве. Вероятно, Грудинин учитывает, что именно участие в выборах губернатора Красноярского края в 2002 году серьезно добавило политических очков другому деятелю, который также тогда был беспартийным союзником КПРФ. Речь, конечно, о Сергеем Глазьеве. Однако внимание федеральных СМИ к губернаторским кампаниям в начале 2000-х в принципе было существенно выше, чем сегодня. Хотя бы сопоставимое внимание федеральных медиа Грудинин, став кандидатом в красноярские губернаторы, мог бы получить, если бы кампания была очень скандальной или его результат очень значительным (например, с балансированием на грани второго тура). Если не будет ни того, ни другого, сюжеты о данном политике появятся в эфире федеральных телеканалов пару раз за кампанию, да и оппозиционные СМИ с общенациональной аудиторией проявят к ней довольно ограниченный интерес.

Поэтому вопрос, будет ли Грудинин тратить силы, время и иные ресурсы на участие в красноярских выборах в качестве кандидата. Абсолютным провалом такой "поход на Красноярск" вряд ли закончится – у кандидата от КПРФ почти всегда есть "несгораемые" голоса твердых сторонников партии. Но федеральный политический эффект для Грудинина от такой кампании далеко не очевиден.

 

Михаил Нейжмаков – ведущий аналитик Агентства политических и экономических коммуникаций, специально для ИА "Реалист"

Çàãðóçêà...