Yandex Zen Подписывайтесь на нашу страницу в Facebook

«Жертвы оккупации»? С 1940 до 1960-х годов СССР потратил на Польшу более $600 млрд

Москва, 09.11.2019, 13:37

С помощью СССР было построено свыше 800 объектов промышленности, энергетики, транспорта и судостроения, напоминает Валерий Новиков 

Советский и польский солдаты водружают знамя победы. Варшава, январь 1945 года. Великая Отечественная война 1941-1945 годов.

 

Во второй половине 1944 г. Красная Армия передала жителям освобожденных районов Польши 25 тыс. тонн муки. Для детей погибших патриотов выделялись крупа, сахар, сгущенное молоко из расчета на годовую потребность. 8 армейских госпиталей оказывали бесплатную медицинскую помощь жителям освобожденной Варшавы.

С конца 1944 г. Войску Польскому Красная Армия передала 700 тыс. винтовок и автоматов, 3,5 тыс. орудий, 1 тыс. танков, 1200 самолетов, 1800 автомашин, тысячи тонн боеприпасов, продовольствия и различного снаряжения.

Всего же до 1 января 1945 г. содержание польских военных формирований стоило Советскому Союзу 723 млн рублей. СССР предоставил Польскому комитету национального освобождения (ПКНО) беспроцентный кредит в 10 млн рублей. В январе-феврале 1945 г. ещё два займа 50 млн рублей и $10 млн для внешней торговли.

Сразу же после «оккупации» Советский Союз поставил польскому народу 60 тыс. тонн хлеба, Украина поставила жителям Варшавы 15 тонн подсолнечного масла, 10 тонн сахара и 5 тонн сухофруктов. Только в Варшаве в первые дни после изгнания гитлеровцев (17 января 1945 года) советские сапёры обезвредили 2 млн мин, бомб и снарядов.

В феврале-апреле 1945 г. из разоренного войной СССР в Польшу поступило 45 тыс. тонн угля, 280 тыс. тонн моторной нефти, 3 тыс. тонн керосина, 6 тыс. тонн соли, 60 тонн чая, 150 тыс. голов крупного рогатого скота и овец, 8 тыс. тонн мяса, 1 тыс. тонн жиров, 20 тыс. тонн текстильного сырья и 100 тыс. шкур (при условии 50% готовой продукции будет продано Советскому Союзу). И всё это в первые полгода 1945 г.

Только железнодорожные войска Первого Белорусского фронта восстановили более 5 тыс. км. железных дорог. Во втором – третьем квартале 1945 года Советский Союз передал Польше 130 тыс. тонн продовольствия, 20 тыс. тонн хлопка, более 2 тыс. грузовых автомобилей.

На условиях 2-3-процентных кредитов Польша получила из СССР 500 тыс. тонн зерна в 1947-49 гг., 20,6 млн. кредитов золотом в 1947 г., поставками машин и оборудования в 1948 г. в сумме 405 млн. руб.

К концу 1949 года объём промышленной продукции Польши почти на 70% превысил объём 1938 года.

Несмотря на сопротивление союзников, Иосиф Сталин добился передачи Польше: города Штеттин и Свинемюнде, свободный город Данцинг (1966 кв. км.), Силезию, Померанию, Восточный Бранденбург, 80% территории Восточной Пруссии – всего около 25% германских земель в границах 1937 года. Было депортировано около 3 млн. немцев и на бывшие немецкие земли переселено порядка 7,7 млн. поляков.

21 июля 1955 года построенный Советским Союзом в Варшаве Дворец культуры имени И.В. Сталина: 42 этажа, высота 230,68 метров, 820 тыс. кв. метров, 3 288 помещений передан в дар польскому народу.

Надо заметить, что в отличии от СССР и других стран Восточной Европы стонавших под «советским игом», Польша шла своим экономическим путём. Никакой повальной коллективизации на селе – из 20 млн. гектаров общеземельного фонда более 14 млн. гектаров находилось в частных руках. Вот они-то, создав изобилие продовольствия к 70-м годам прошлого века, вошли в силу и … стали диктовать товарную и ценовую политику. Что привело к колоссальному росту объёмов господдержки частного агросектора. Если в 1975 году этот объём составлял 51 млрд. злотых, то к 1985 году он превысил 170 миллиардов. Польская казна не справлялась, а ещё ведь полякам приходилось расплачиваться с западными кредиторами, с 1957 года к концу 70-х сумма кредитов составляла порядка 20 млрд. долларов. Т.е. всем сладкой жизни не доставало, тут-то электрик-судостроитель Валенса и подсуетился.

Пытались польские руководители выйти из кризиса традиционным путём социалистических братушек – попросить помощи у тогдашнего «старшего брата». Однако иждивенчество «младших братьев» надоело Советскому Союзу.

И то сказать, СССР с 1940-х годов до середины 1960-х был главным финансово-экономическим донором «оккупированной Польши». Совокупная финансовая и общеэкономическая советская помощь составила более $600 млрд. С помощью СССР было построено свыше 800 объектов промышленности, энергетики, транспорта, судостроения.

В 1962 году энергосистема Польши присоединилась к единой энергосистеме соцстран «Мир», а в 1963 году поляки стали исправно получать нефть из нефтепровода «Дружба» по цене … на 30% ниже общемировой (?). Промышленное производство с 1950 года по 1974 год увеличилось в 10 раз.

Национальный доход Польши в 60-х годах рос на 6,2%, в начале 70-х – на 8,1%. С середины 50-х годов до начала 90-х годов стоимость польского импорта увеличилась более чем в 20 раз, причём 52% импорта приходилось на другие «оккупированные» Советским Союзом страны (почему-то в те времена именовавшимися народными и социалистическими).

Польский морской и речной флот входили в топ-20 мирового рейтинга, к концу 70-х годов Польша входила в тридцатку наиболее развитых и социально обеспеченных стран мира. В 70-х годах количество личных автомобилей увеличилось с 450 тысяч до 2,3 миллиона. А посему отказ «оккупанта» и далее кормить-поить задарма «оккупированных» панов и панёнок вызвал очередной и долговременный припадок ненависти к всему советско-русскому, особенно у поэтов-композиторов и ксендзов-политологов. Вот они-то сегодня в купе с лжеисториками и псевдополитиками, обгадив русских «оккупантов», легли под заокеанских «благодетелей».

Для понимания роли Ватикана: к концу 1970-х годов количество ксендзов в ПНР превысило 20 тысяч, количество костёлов по сравнению с 1937 годом увеличилось в 2 раза и насчитывало 14 000, монастырей в стране насчитывалось 2 900. Издавалось 60 римско-католических периодических изданий, работало 45 высших и средних духовных учебных заведений. Вот таким образом русские «оккупанты» гнобили духовную жизнь «оккупированных».

Прежде чем вспомнить о Польше времён Второй Мировой, стоит глянуть на предвоенное прошлое жертвы «советской оккупации». Вот к примеру 26 января 1934 года Польша и Германия заключили т.н. «Пакт Пилсудского-Гитлера» - якобы о ненападении. Летом того же года в Польше приступили к строительству сети концентрационных лагерей. Первый из них был построен возле города Берёза-Картузская в нынешней Брестской области.

30 сентября 1938 года Англия, Франция, Германия и Италия в Мюнхене подписали соглашение о разделе Чехословакии.

2 октября 1938 года с одобрения Англии и Франции Польша хапнула у Чехословакии т.н. Заользелье (Тешинская область) – 805 кв. км. с 227400 жителями ( из которых только 80 тысяч считались поляками). На отторгнутых территориях Тешинской области бывшие чехословацкие промпредприятия давали «гиене Европы» (смотри подробней у У. Черчилля) 41% чугуна и 47% стали, что позволило ей увеличить мощности своей тяжелой промышленности в 2 раза. В 1945 году отторгнутые территории Тешинской области вернулись в Чехословакию, но … окончательно их принадлежность Чехословакии была определена в 1958 году.

2 ноября 1938 года решением I Венского арбитража (арбитры Германия и Италия!) от Чехословакии Венгрии отошли южные районы Словакии: 10 390 кв. км., 854 217 человек. Словаки лишились 21% территории, 20% промышленного потенциала, 30% сельхозугодий, 50% виноградников, 28% месторождений железной руды.

В марте 1939 года Венгрия под шумок оттяпала у Словакии ещё 1697 кв. км. с населением 70 тыс. человек.

1 сентября 1939 года объявив Польше войну Словакия (с марта став «независимым» государством под покровительством Германии) ввела 2 дивизии армии «Бернолак» в ранее отторгнутые земли. В ходе молниеносной войны с хищной соседкой словаки потеряли 18 человек убитыми, 46 человек ранеными, 11 человек пропали без вести. При этом, сумели сбить 2 польских самолета, сжечь 1 броневик и взять в плен 1 350 жолнежей. И никто! Ни в 20-ом, ни 21-ом веке не обвиняет Словакию в агрессии, в развязывании Второй Мировой войны. Кстати, как и Венгрию.

Стоит остановиться на двух больших подлянках поляков, которые они учинили воюющему СССР. Первая – так называемая «Армия Андерса». Преамбула: По разным открытым источникам в августе-сентябре 1939 года в советский плен попало 250-450 (?) тысяч военнослужащих, чинов полиции, жандармерии и прочих «силовиков» (в т.ч. около 20 тысяч этнических белорусов).

25 сентября 1939 года нарком обороны К. Ворошилов приказал всех белорусских и украинских рядовых отпустить по домам – около 42 тысяч человек, примерно столько же их было депортировано домой в Польшу (ставшей генерал-губернаторством III Рейха). Всего же к началу октября в советских лагерях военнопленных числилось 130 242 человека, в том числе около 10 тысяч офицеров. С учетом переданных нам немцами (13 757 человек), количество пленных разных силовых ведомств Польши в лагерях, поселениях и на стройках СССР в 1940 году составляло 60 тысяч человек, порядка 260 тысяч гражданских лиц (в т.ч. около 130 тысяч осадников) добывали хлеб насущный в спецпоселениях (наряду с советскими «кулаками» и пр. «врагами народа»). Кстати, пайка военнопленных по тем временам была вполне сносной, только хлеба получали 800 грамм в сутки.

3 июля 1941 года И. Сталин, идя навстречу патриотическим желаниям польских граждан, дал указание содействовать созданию польских воинских формирований на территории СССР. Такую же поддержку предписывалось оказать бывшим военнослужащим Чехословакии и Югославии, находящимся на территории Советского Союза.

30 июля в Лондоне глава польского правительства В. Сикорский и советский посол И. Майский подписали соответствующее Соглашение. Стороны договорились, что расходы на содержание формируемой польской армии берут на себя Великобритания и СССР.

6 августа назначен командующий польской армией генерал В. Андерс.

12 августа Президиум Верховного Совета СССР издал Указ об амнистии для польских граждан на территории СССР ( в т.ч. из спецпоселения на Алтае выпущен будущий министр обороны, а в последующем президент ПНР В. Ярузельский).

14 августа подписано военное соглашение, где определялась численность армии в 30 000 человек, Советский Союз предоставил польскому правительству беспроцентный кредит в сумме 300 млн. рублей на оснащение армии, 100 млн. рублей на помощь польским беженцам и дополнительно 15 млн. рублей безвозвратного пособия офицерскому составу формируемой армии. Всего же на территории СССР в интересах польского населения работало 580 учреждений (медпункты, школы, детсады, столовые и т.п. объекты соцкультбыта). Для помощи и контроля польская сторона открыла 20 представительств своего посольства со штатом 421 должностных лиц.

14 августа принято решение, что все военнослужащие армии Андерса примут присягу на верность Польской Республике.

Только в сентябре-октябре 1941 года СССР бесплатно передал Андерсу 40 арторудий, 135 миномётов, 270 пулемётов, 8,5 тысяч винтовок, 162 автомата, 1022 пистолета (это при том что Красная Армия, заливаясь кровью, теряя сотни тысяч бойцов и десятки тысяч орудий, танков и самолётов – отходила к Москве). Англия начала поставлять френчи, кальсоны и ботинки, США решили персонально оказывать помощь польским солдатам-евреям (за 1942 – 45 годы на сумму 2,2 млн. долларов).

В этот же период из тюрем и лагерей вышли на свободу 50 295 человек, из лагерей военнопленных 26 297 человек (все получили денежное пособие от 500 до 10 тысяч рублей – в зависимости от чина ) и … все спецпосе-ленцы из числа бывших польскоподданых. И почти все они, с женами и детьми, по настойчивым просьбам Андерса и США, были отправлены «в районы с благоприятным климатом» - Узбекистан и Таджикистан, т.е. ближе к иранской границе.

В октябре 1941 года бывший премьер-министр Польши (1934 – 1935 годы) Л. Козловский, будучи сотрудником генерала Андерса, сумел сбежать к немцам, где пытался создать некое «Польское правительство» по образцу Квислинга и Петена. Что не обрадовало И.В. Сталина.

4 декабря прибывший в Москву из Лондона премьер-министр Польши В. Сикорский подписал Декларацию о дружбе и взаимной помощи между Польшей и СССР, в которой предусматривалось формирование на территории Советского Союза 7 польских дивизий численностью 96 тысяч человек, а также возможность вывода в Иран поляков, не задействованных в этих соединениях.

В канун советского контрнаступления под Москвой, 10 ноября прави- тельству СССР была вручена Памятная записка правительства США, где прямо говорилось о желательности вывода армии Андерса из СССР в Иран (!?). Видимо такое решение наши американские союзники посчитали лучшим вариантом помощи Советскому Союзу на тот момент.

С февраля 1942 года Андерс всячески противился просьбам Советского Правительства отправки на германский фронт польских частей. Сам же Сикорский, инспектируя польские части, заявил о готовности поляков «к бою против вермахта к 15 июня 1942 года». По состоянию на март 1942 года в армии Андерса числилось 73 тыс. военнослужащих в т.ч. 3090 офицеров, 16200 унтер-офицеров и 37 тыс. гражданских лиц (в основном семьи офицеров). По докладу Л.П. Берии, значительное количество польских воинов не проявляло желания идти в бой с немцами под руководством советских офицеров. А в это время немцы-венгры-румыны уже маршировали на Кавказ.

В конце марта 1942 года был проведен первый этап эвакуации польских войск в Иран – 31 488 военнослужащих и 12 400 их домочадцев. Польское правительство продолжало настаивать на дополнительном призыве поляков в польскую армию, т.е. предлагалось и далее одевать-обувать, вооружать, кормить-поить десятки тысяч дармоедов-уклонистов за советские деньги!

31 июля, получив утвержденный Сталиным план окончательной Эвакуации своих войск в Иран, Андерс гордо заявил что: «стратегический центр тяжести войны передвигается в настоящее время на Ближний и Средний Восток». Тут желающим будет уместно посмотреть численность противостоящих войск на советско-германском фронте и на ближневосточ- ном. И сделать самостоятельный вывод о полководческом мышлении польского генерала и наличии у него совести.

Всего же, в ходе двух основных эвакуаций, Советский Союз к 1 сентября 1942 года покинули 75 491 польский военнослужащий и 37 736 гражданских, став уже «Польской армией на Востоке». И там, в Иране, сразу же были арестованы 700 военнослужащих за их просоветские настроения. К июлю 1943 года формирование боеспособных частей из эвакуированных польских жолнежей было, по мнению английских военачальников, закончено, с 22 июля их стали именовать «II Польский корпус Британской армии».

В истории этого корпуса есть приметный, но тщательно забываемый эпизод. После высадки союзников в Нормандии, к ним в плен попало несколько тысяч власовцев, украинцев, белорусов и других представителей народов Восточной Европы. В том числе около 2000 человек из дивизии СС «Зиглинг», в которой от 65 до 75% из штатной численности около 12 тысяч были этническими белорусами, русскими, украинцами и поляками. Вот они-то «отличившиеся» в кровавых расправах над соплеменниками в Белоруссии и французскими партизанами, быстренько сдались в плен и … тут же были приняты во II Польский корпус Британской армии. И это почти в конце войны, когда, казалось бы, особого недостатка в личном составе у союзников не было. Это ведь Сталину летом 41-го пришлось приглашать дармоеда Андерса на войну с поработителями его Родины. Видимо, это отребье нужно англичанам в Европе для других целей.

Здесь стоит упомянуть ещё несколько фрагментов героической борьбы польских воинов за свободу своей Родины. К 1940 году в «воюющей» Франции нашли приют около 75 тысяч бывших военнослужащих Второй Речи Посполитой, 45 тысяч из них заявили о своей готовности сражаться с немецкими агрессорами в рядах французской армии. Из них сформировали 2 боеготовых и 2 «полуготовых» дивизии. В жестоких боях летом 40-го польские части потеряли 14 тысяч человек убитыми и около 16 тысяч человек пленными. Наиболее смышленые сумели добраться до Англии.

Там они (5 пехотных и 1 парашютная бригады) до лета 1944 года (!) усиленно занимались боевой подготовкой на полигонах. Часть из них составила экипажи бронепоездов, охранявших побережье гостеприимной Великобритании.

В составе королевских ВМС сражались под польским флагом (на 47 кораблях, подаренных Англией, т.к. своих осталось 3 эсминца и 2 подлодки) тысячи польских моряков. Они сумели потопить: 1 немецкий эсминец, 2 подводные лодки, 6 ещё боевых кораблей и порядка 40 транспортов, сбили около 20 самолётов. При этом потеряли 26 кораблей, в т.ч. 1 крейсер, 4 эсминца и 2 подводные лодки, погибло 69 человек командного состава и около 400 нижних чинов. Здесь надо уточнить, до 1938 года 72% комсостава польского флота составляли выпускники русских военно-морских учебных заведений. Однако к началу войны, создателей польского флота сумели вытеснить с этого самого флота.

Отличными бойцами показали себя польские лётчики в «Битве за Англию» (июль – октябрь 1940 года). 144 (155?) пилота, т.е. всего лишь 5% от пилотов британских ВВС - сбили 170 и подбили 36 немецких самолётов = 12% потерь Люфтваффе. А всего за годы II МВ польские лётчики (15 истребительных и 4 бомбардировочных эскадрилий) в Европе и Северной Африке совершили 73 500 вылетов, сбили 760 самолётов, 190 ракет ФАУ, сбросили на Германию 15 тысяч тонн бомб и 426 раз летали к своим партизанам в Польшу. То есть эти поляки воевать хотели и воевали умело. Как, впрочем, все славяне, не хуже русских, сербов, украинцев и белорусов. Всё дело в руководителях. Тито – не Рыдз-Смиглы, Сталин – не Миколайчик.

Второй не менее значительной и долгоиграющей подлянкой, на все лады поныне муссируемой русофобскими СМИ, стало Варшавское восстание 1944 года. Генерал Тадеуш Коморовский (псевдоним «Бур»), бывший командир кавалерийской бригады в боях на Висле в сентябре 1938 года и успешно сбежавший из германского плена, будучи командующим Армии Крайновой, 1 августа 1944 года объявил о начале восстания. И тут же, немедленно, 1 августа телеграфировал своим кураторам в Лондон: «Поскольку мы начали открытые бои за Варшаву, мы требуем, чтобы Советы помогли нам немедленной атакой извне». Ну не аферист ли? Сильно ему и лондонскому правительству Польши хотелось встретить Красную Армию и своего земляка маршала Советского Союза Константина Ксаверьевича Рокоссовского (командующего 1-м Белорусским фронтом) уже хозяином освобожденной столицы Польши и тем самым лишить возможности Сталина диктовать свои коммунистические условия «свободной Польше». Почему-то сей генерал был твердо уверен в малочисленности и полной деморализации немецкого гарнизона Варшавы, а поэтому не счел полезным посоветоваться ни с Лондоном, ни с Москвой. Вот и поднял варшавян на восстание. Что сказать, гонорливый шляхтич, окончивший военную академию им. Франца-Иосифа в Вене (1915 год), храбро сражался против русских и итальянцев в 1915 – 1918 годах, участник польско-советской войны 1919 – 1921 годах. Настоящий польский полководец, в очередной раз, уверовавший в поддержку Великобритании.

8 августа 1944 года И.В. Сталин в личной беседе с «английским премьером» Польши Миколайчиком отказался штурмовать Варшаву. И то сказать, советские войска в ходе операции «Багратион», кстати, почти «нечаянно» совпавшей с высадкой англо-американцев в Нормандии, с 23 июня:

– с боями прошли 550-600 км. на фронте 1100 км.;

– разгромили группу армий «Центр», уничтожив 17 дивизий и 3 бригады (289 000 убитых, 110 000 раненых и не то 80 000, не то 100000 пленных захватчиков);

– потеряли более 760 000 человек убитыми, ранеными, больными и пропавшими без вести. Безвозвратные потери составили 178507 человек;

– Красная Армия лишилась 2 957 танков и САУ, 2 447 орудий и миномётов, 822 боевых самолётов;

– в тяжёлых сражениях почти полностью израсходовано 400 тыс. тонн боеприпасов, 300 тыс. тонн ГСМ, свыше 500 тыс. тонн продовольствия и фуража.

Уставшим войскам с остатками изношенной техникой на подступах к Варшаве пришлось отражать контрудар двух свежих танковых дивизий СС- «Мёртвая голова» и «Викинг», а также ещё одной элитной – «Герман Геринг». Отразив этот удар во 2-ой танковой армии Богданова почти полностью погиб 3-й корпус (погибли 2 командира бригад), в оставшихся бригадах армии в строю осталось 27 исправных машин. Там же, в боях за города Радзымин и Воломин тяжёлые потери понесли 8-й гвардейский и 16-й танковый корпуса армии Богданова. В наступающих частях первого эшелона число активных штыков в пехотных подразделениях снизилось до 25%. У немцев же в резерве находилось 12 дивизий.

Сходу захватить плацдармы за Наревом не удалось. Тем не менее, к 10 августа 69-я и 8-я гвардейская армии сумели сохранить за собой предмостные позиции на западном берегу реки Висла у городов Магнушев и Пулавы.

Однако, ни «английским», ни «варшавским» панам русской крови было не жалко. Сильно хотелось на чужом горбу въехать на пьедестал победителей. А сам-то главком повстанцев 9 сентября направил двух своих парламентёров на переговоры с немецким командованием о … почетной капитуляции. Немцы даже согласились обращаться с боевиками Армии Крайовой как настоящими военнопленными.

Сегодня по минутам установлено, что приказ о переходе к обороне прорвавшейся в варшавский пригород Прагу 2-й танковой армии был подписан 1 августа и.о. командующего армией в 04.10 московского времени, т.е. за полтора суток до того, как о восстании стало известно в Лондоне!, а уж из Лондона … в Москве и того позднее. Сей хронометраж вполне достоверно свидетельствует о злонамеренных кознях пана Коморовского. Тем более, что лондонский премьер Польши Миколайчик сам был удивлен такой прытью руководителя АК и в беседах со Сталиным 3 и 9 августа не ставил вопрос о необходимости ударов Красной Армии в помощь восставшим и даже просто о координации действий КА и АК.

10 сентября части 47-й армии при поддержке 8-го гвардейского танкового корпуса I Белорусского фронта возобновили наступление на Прагу. 12 сентября по фашистам в Праге отбомбились 80 советских самолётов. Части 47-й армии и гвардейские танки 8-го корпуса при поддержке артиллерии продолжали методично уничтожать немцев на правобережье Варшавы. С 12 по 15 августа три советских бронепоезда артиллерийским огнём обеспечива- ли наступление пехоты. «14 сентября 47-я армия овладела городским райо- ном и крепостью Прага города Варшавы».

Ни польским, ни российским историкам-правдолюбцам не приходит в голову прочитать исследования западных авторов о роли Красной Армии в трагедии Варшавского восстания. Так известный в мире, но не в Польше, английский военный историк и теоретик Б.Г. Лиддел Гарт неудачу августовско- го наступления советских войск на Варшаву объяснил действием «естествен- ного закона стратегического перенапряжения – немецкие коммуникации сократились, русские , напротив, оказались слишком растянутыми». О чем И.В. Сталин и сказал 15 ноября начальнику Главного штаба Войска Польского (с сентября 1944 года мэр Варшавы и первый послевоенный президент Польши) М.Спыхальскому. Немецкий генерал и известный мемуарист К.Типпельскирх отметил, что на завершающейся фазе операции «Багратион» «сила русского удара уже иссякла». А малоуспешность русского наступления к югу от Варшавы в районах Пулавы и Варки генерал объяснил упорством и храбростью немецких войск. И ведь оба раза Типпельскирх прав.

Подтянуть побольше резервов, сняв войска с других направлений советско-германского фронта, Сталин не мог, поскольку в это же время войска 2-го и 3-го Украинских фронтов развернули успешное наступление на Балканском направлении. Тем более что там другие наши братья-славяне 29 августа подняли Словацкое восстание.

И тем не менее К.Рокоссовский счёл возможным ещё раз попытаться помочь своим землякам, сражающимся в Варшаве. Для обеспечения прорыва частей 1-ой армии Войска Польского к повстанцам комфронта выделил: 5 артиллерийских бригад, 1 минометный полк, 6 дивизионов артиллерии Резерва Верховного Главнокомандования, 2 батальона химзащиты и 2 батальона огнемётчиков, 1 батальон автомобилей-амфибий, 4 сапёрных батальона с 2-мя приданными понтонными парками, 3 зенитно-артиллерийских дивизий и 1 гвардейский стрелковый полк. При удачном развитии наступления польских частей планировалось привлечение всех остальных сил и средств фронта для деблокирования повстанцев. За 16-22 сентября части Войска Польского прорвались на правый берег Вислы, но соединиться с повстанцами не смогли. Понеся чудовищные потери, до 75% наступавших погибло, они были вынуждены отступить. А всего за сентябрь в боях за свою столицу «советские поляки» потеряли 4857 человек. Вот о них-то песен не поют и баллад не слагают.

И тут же к обвинениям Сталина в вероломной жестокости к своим героическим польским союзникам добавились славословия в адрес англо-саксов. Они-де одни снабжали восставших с воздуха оружием, боеприпасами и харчами. Однако и тут ложь. Союзная авиация за четверо суток смогла сбросить осажденным варшавянам около 130 тонн оружия и продовольствия (с высоты 4 000 метров и ночью), да и то большей частью мимо. 17 сентября в рамках Голландской операции «Маркет Гарден» 3 697 самолётов и 491 десантных планеров англо-американских ВВС начали воздушное наступление на Западном фронте. Сил для помощи восставшим полякам у их союзников не нашлось.

Советская же авиация, совершив 2 243 самолёто-вылета, сбросила в разы больше, точечно. Только продовольствия 113 тонн. А ещё, в разгар восстания за 13 сентября – 1 октября, советские ВВС совершили 4 821 самолёто-вылетов на бомбо-штурмовые удары в поддержку восставших.

После длительных и нудных переговоров Москвы – Лондона – Варшавы, 21 октября произошёл-таки обмен связистами маршала К. Рокос- совского и генерала Т.Коморовского, но … взаимодействие с панами не удалось установить. А это привело к неоправданным потерям в польских частях наступавших на свою столицу 1-й армии Войска Польского и в частях Красной Армии.

30 сентября лондонский президент Польши В. Рачкевич назначил Коморовского … Верховным Главнокомандующим Польскими Вооруженными силами в стране и за границей (?).

2 октября Коморовский подписал капитуляцию, подразделения Армии Людовой (коммунистические) сумели уйти к партизанам на территории Польши и продолжили борьбу. Бойцы Армии Крайовой, выполняя приказ своего командования, вместе с генералом Коморовским дружно ушли в плен к немцам. 68707 варшавян пошли в концлагеря, 87250 человек – на принудработы в Германию. Во всём виноваты русские?

P.S. После благополучной отсидки в немецком лагере «IV-С» в 1947-49 годах Т. Коморовкий изображал из себя и.о. премьер-министра Польши в Лондоне. Скончался 24 августа 1966 года, 30 июля 1994 года перезахоронен в Варшаве, причислен к лику нацгероев.

А вот как оценивают Варшавское восстание сегодняшние польские фельдмаршалы: министр обороны Антоний Мацеревич заявил что «Это была крупнейшая битва, которая предрешила судьбы Европы, потому что только благодаря этому фронт был удержан, только благодаря этому многие страны могли сохранить независимость, только благодаря этому советская армия не пошла дальше на Запад, … советская армия могла пойти гораздо дальше на Запад, чем пошла, если бы не жертвы Варшавского восстания». Сразу и не поймешь, то ли шизофрения, то ли маразм. Видимо всё вместе.

За 4 суток 14-17 января соединёнными усилиями Красной Армии и 1-ой армии Войска Польского Варшава была освобождена. Потери советских войск составили 43 тысячи человек убитыми и ранеными, польская армия потеряла 3116 убитыми и пропавшими без вести, 7421 ранеными.

Через две недели боёв соединения 1-го Белорусского фронта продвинулись на 500 км., освободили большую часть Польши к западу от Вислы и заняли плацдармы на левом берегу Одера у Кюстрина.

Штрихи: поляки – нация поэтическая, родина Огинского и Шопена, Мицкевича и Словацкого. В начавшемся штурме Варшавы части Войска Польского шли по разбитому льду Вислы под рёв русской артиллерии и мелодию польского гимна, гремевшего из русских громкоговорителей.

Самой героической страницей в боевой летописи «Армии Андерса» стало взятие 18 мая 1944 года монастыря Монте-Кассино в Италии.

11 февраля 1944 года неудачей закончилось первое наступление англо-американско-французских войск на монастырскую гору и город Кассино. Ни 10-й британский корпус, ни французский экспедиционный корпус, ни 2-й американский корпус не смогли решить поставленные командующим 5-й армией США генералом М.У. Кларком задачу. Два батальона немецких парашютов сумели остановить союзников у высот 445 и 593 в 370 метрах от горы и аббатства Монте-Кассино.

15 февраля 1944 года в ходе прорыва немецкой обороны на «Линии Густава» американские «летающие крепости» Б-17, совместно с Б-25 и Б-26 (229 самолётов, 1150 тонн бомб) вдрызг разбомбили пустовавшее аббатство Монте-Кассино. В ночь и на следующий день 16 февраля артиллерия и 59 бомбардировщиков продолжили разрушение позиций немцев. Через четыре дня 4 батальона 1-й парашютной дивизии вермахта захватили развалины на вершине горы, а под горой засела немецкая пехота 5-й горнострелковой дивизии. Т.е. без танков, артиллерии и прочего тяжёлого вооружения.

Кровопролитные атаки, доходящие до рукопашных схваток, Сассекского полка, индийского Раджпутанского и гуркхского полков, новозеландского батальона не принесли успеха. Ввиду больших потерь второе наступление американцев на Монте-Кассино 9 -18 февраля провали- лось.

15 марта, подтянув дополнительные силы, очередной раз пробом- бив (445 бомбардировщиков и 150 штурмовиков) и после мощной артподготовки (750 орудий выпустили 196 тыс. снарядов) при поддержке 400 бронированных машин в решительную атаку пошли индийские и новозеландские части союзников, имевшие в своем составе тибетских гуркхов и бойцов племени майори. Однако один парашютный полк 1-й парашютной дивизии вермахта отразил этот штурм, не помогло и введение в сражение 78-й британской дивизии. Как писали английские историки: «наступавшим мешали воронки от бомб, ложбины и начавшийся дождь». Видимо те же обстоятельства позволили немецким парашютистам отразить все атаки. В их батальонах осталось по 40-120 человек. 9 марта операция «Эвенджер» бесславно закончилась.

Однако сроки начала высадки союзников во Франции поджимали, хотелось оттянуть немецкие войска с «Атлантического вала» во Франции. А посему союзники к началу мая, для окончательно-решительного наступления, сосредоточили в районе Монте-Кассино 13 дивизий, в т.ч. одну английскую гвардейскую и 8 отдельных бригад с 20 тыс. бронемашин против … 2-х полуразбитых полков немецких парашютистов с одним «помятым» полком реактивной артиллерии.

Поражает креативность мышления британского фельдмаршала Г. Александера, командовавшего объединёнными силами под Монте-Кассино (5-я американская и 8-я британская). На главные направления прорыва он поставил Второй польский корпус Британской армии (2 дивизии) и 2-ю марокканскую дивизию Французского корпуса. Но … если арабы худо-бедно к тому времени имели некоторый боевой опыт, то поляки не имели никакого. Вся надежда фельдмаршала была на артиллерию и безумную отвагу польских жолнежей.

В ночь на 11 мая более 2000 орудий союзников открыли ураганный огонь по позициям немецких парашютистов. Гумьеры (солдаты марокканской дивизии) сумели за трое суток прорвать «Линию Густава» и обеспечить выход британских частей на стратегическое шоссе №6. Польские дивизии, неся колоссальные потери, смогли к 17 мая подойти на 1000 метров к развалинам аббатства. Парашютисты, спасаясь от окружения, ночью 17 мая оставив в развалинах 30 своих раненых, покинули позиции, и … 18 мая разведдозор 12-го полка подольских улан поднял польский флаг над руинами Монте-Кассино! Потери польского корпуса составили 924 человека убитыми и 4199 ранеными, (там же в итальянскую землю навечно легли 177 белорусов – андерсовцев), т.е. по сути 10% от численности корпуса. Союзники, по разным оценкам, - от 80 до 100 тыс. человек. Немцы – 20 тыс. человек. Всего же в боях на итальянской земле погибло 2600 поляков.

До мая 1946 года оставшиеся в живых после итальянской компании поляки II корпуса Британской армии исправно несли караульно-постовую службу, т.е. оккупационную службу в Италии, часть подразделений была переброшена в Англию. К 1947 году корпус был расформирован.

Штрихи:

– По приказу немецкого генерала Ю.Шлегеля монастырская библиотека: 1200 томов, в т.ч. сочинений Цицерона, Горация, Вергилия, Сенеки, Тициана, Леонардо да Винчи, 10 тыс. гравюр, 200 пергаментов, 800 папских документов, накануне боёв вывезена в Ватикан.

– По многочисленным свидетельствам очевидцев, арабские солда- ты после освобождения итальянских жителей от немецких оккупантов несколько суток грабили и убивали мирных обывателей, насиловали старух и малолетних девочек и мальчиков.

– Подвиг польских воинов был тут же воспет Ф. Конарским в супер- шлягере «Красные маки Монте-Кассино», он многократно тиражиро- вался и дополнялся, затем появилась песня С. Ландау «Это не сирень», тема польского подвига в итальянских горах нашла своё выражение в творчестве шведской хэви-металл группы «Sabation», а также в десятке документальных фильмов, в стихах И. Бродского и К. Симонова, песне А. Галича. Т.е. всё по лекалам Й. Геббельса: «Повтори ложь тысячу раз и в неё поверят». Три дня боёв и ты в вечности.

Лютейший враг сталинского Советского Союза и закадычный друг независимой Польши Уинстон Черчилль в своём историческом бестселлере «Вторая мировая война» поделился оценками Польши и поляков: «Храбрей- шими из храбрых слишком часто руководили гнуснейшие из гнусных! И всё же всегда существовали две Польши: одна из них боролась за правду, а другая пресмыкалась в подлости». Такие оценки полностью соответствуют польским реалиям не только XX века, но и века XXI.

 

Валерий Новиков - капитан I ранга в отставке, специально для ИА «Реалист»

Çàãðóçêà...