Yandex Zen Подписывайтесь на наш канал в
Яндекс.Дзен

Георг Хачатурян: Черный январь - армяне вспоминают жертв погромов в Баку

Ереван, 13.01.2019, 15:02

Погромы продолжались с 13 до 20 января, кода в город вошли части 106-й Тульской воздушно-десантной дивизии под командованием генерала Александра Лебедя

В эти январские дни во всем мире армяне вспоминают жертв погромов и расправ, учиненных над армянами, в результате которых Азербайджан был полностью очищен от армян.

13 января 1990 года, в столице Азербайджанской ССР начались массовые погромы коренного армянского населения. Несколько тысяч озверелых сторонников Народного фронта Азербайджана, рвавшегося к власти, устроили массовые погромы в Баку по национальному признаку.

Беспорядки на этнической почве в Баку сопровождались массовым насилием в отношении армянского населения, грабежами, убийствами, поджогами и уничтожением имущества. Лозунги "Слава героям Сумгаита!", "Да здравствует Баку без армян!" были самыми популярными и востребованными стимуляторами агрессии.

Точное число жертв армянских погромов, организованных в Баку, еще не установлено. По мнению ряда исследователей, это число превышает 400. Исследование произошедших в Баку событий усложняется также распространением беженцев по всей территории бывшего СССР и трудностью опроса всех пострадавших.

Как и в случае с Сумгаитом, советское руководство вновь оказалось не в состоянии остановить армянскую резню. Более того, 17 января в Азербайджане транслировали репортаж с многотысячного митинга в Баку, на котором выступил председатель Совета Союза ВС СССР (так называлась одна из палат советского парламента, занимавшаяся также вопросами национальностей) Евгений Примаков. Он не только не осудил все еще продолжающуюся бойню, но и пообещал варварам предпринять решительные меры по выполнению Указа Президиума ВС СССР о введении чрезвычайного положения в Нагорном Карабахе.

Руководствуясь указом о вводе в Баку чрезвычайного положения в ночь с 19 на 20 января 1990 года, Советская армия все же ввела войска в Баку. После этого армянские погромы прекратились. В результате штурма города войсками погибло 134 и было ранено более 700 жителей Баку, в основном азербайджанцы, и погибло не менее 20 советских солдат.

На масштаб и организованность бойни указывают многочисленные сложности, которые преодолевала Советская армия при своем запоздалом вступлении в город. Вот как вспоминает продвижение министр обороны СССР маршал Дмитрий Язов: "Стреляли в городе буквально из каждого окна, поэтому я приказал не открывать люков и не высовываться. В Сальянских казармах, например, снайперы сразу же положили шесть человек. Пришлось врезать по чердаку, откуда стреляли, из БМП. Артиллерийским огнем ответили и на обстрел наших кораблей, которые эвакуировали семьи моряков Каспийской флотилии. Еще был эпизод, когда поймали наших солдат и на кладбище привязали их проволокой к крестам. Расправиться не успели только потому, что подоспела помощь и мерзавцев прикончили на месте автоматными очередями" ("Итоги", 15.04.2010).

Из воспоминаний командира 106-й Тульской воздушно-десантной дивизии генерала Александра Лебедя: "Неуправляемые процессы тем временем росли и ширились, и межнациональный конфликт все более и более приобретал очертания войны со всеми ее атрибутами. Этот пожар подспудно тлел, наконец пламень вырвался наружу, произошло это 12 января 1990 г.".

А вот как в советской прессе освещались события тех дней. "Мы еще содрогнемся от подробностей погромов армян в столице Азербайджана, когда заговорят документы, — резни, устроенной молодчиками, выдававшими себя за Народный фронт. Еще станет известно, как и почему ситуация вышла из-под контроля… Еще мы прочтем о том, как бывший первый секретарь ЦК Компартии республики будто нарочно выжидал в дни, когда каждая минута множила число жертв… Еще узнаем на каком-нибудь очередном съезде народных депутатов подробности осады города войсками…" ("Огонек" № 6, 1990).

"Экстремисты прекрасно организованы… В конце прошлого года жилищные конторы по всему городу Баку потребовали всех заполнить анкеты, якобы для получения талонов на продукты. В анкетах нужно было указать и национальность. Когда начались погромы, в руках экстремистов оказались точные адреса: где живут армяне, где русские, где смешанные браки и так далее. Это была продуманная националистическая акция" ("Учительская газета" № 5, 1990).

Пресса также вспоминает и подчеркивает, что жертвами убийц и погромщиков в "интернациональном городе" стали в те дни не только армяне, но и представители других национальностей — прежде всего русские.

Вот как описываются события тех дней в проекте "Белая книга памяти": "Из всех кавказских республик (не считая Чечни) наибольшей жестокостью в отношении русского населения отличился Азербайджан. Если в Грузии кровопролитие было всё же обусловлено в первую очередь территориальными конфликтами, то в Баку русских в январе 1991 года убивали только за то, что они русские.

Первыми жертвами погромов стали армяне, ненависть к которым с момента карабахского конфликта била через край. Достаточно сказать, что, когда в 90-м произошло страшное землетрясение в Спитаке и Ленинакане, Баку ликовал, и в Армению был отправлен поезд с топливом в рамках оказания помощи, к которому обязывались все союзные республики, на цистернах которого было написано: "Поздравляем с землетрясением! Желаем повторения!".

До определённого момента кровопролития удавалось избежать благодаря русскому коменданту города. На требование руководства "Народного фронта" убрать всех инородцев генерал, немного подумав и что-то подсчитав в уме, заявил, что ему достаточно четырех суток для эвакуации некоренных жителей, после чего он превратит город в мусульманское кладбище. Желающих экспериментировать не нашлось, и "народные защитники" сразу отступили. Впрочем, ненадолго.

Ослабление государственной власти и распад страны не мог не стать катализатором с трудом сдерживаемой агрессии азербайджанских экстремистов. О том, что списки обречённых на истребление готовились заранее, было известно. В первом списке стояли армяне, во втором - русские. Однако, никаких своевременных мер не было принято, и 13 января началась кровавая бойня.

Вот живая картинка из Баку девяностого года. Беженка Н. И. Т-ва: "Там творилось что-то невообразимое. С 13 января 1990 начались погромы, и мой ребенок, вцепившись в меня, говорил: "Мама, нас сейчас убьют!» А после ввода войск директор школы, где я работала (это вам не на базаре!), азербайджанка, интеллигентная женщина, сказала: "Ничего, войска уйдут — и здесь на каждом дереве будет по русскому висеть". Бежали, оставив квартиры, имущество, мебель… А ведь я родилась в Азербайджане, да не только я: там еще бабушка моя родилась!..".

Погромы продолжались вплоть до 20-го января, кода в город вошли части 106-й Тульской воздушно-десантной дивизии под командованием генерала Александра Лебедя. В связи с ожесточенным сопротивлением, оказываемым погромщиками, был отдан приказ стрелять на поражение. Ликвидация нелюдей из так называемого Народного Фронта Азербайджана продолжалась вплоть до 28-го января. Для армянского населения Баку, навсегда покинувшего город (те, кто уцелел) январь навсегда останется черным месяцем.

Как сказал очень уважаемый мной Владимир Познер: "Когда я слышу об интернациональном Баку, то всегда отвечаю – Баку для меня был и остается городом, где убивали армян". Думаю, к словам мэтра добавить нечего. Помним

 

Георг Хачатурян – журналист, аналитик (Армения), специально для ИА "Реалист"

Çàãðóçêà...