Михаил Делягин: Развитые страны не знают, куда девать "лишних людей"

Москва, 11.04.2017, 00:16

Инвестиционная группа BlackRock, управляющая активами на более чем $5 трлн, уволила примерно 40% сотрудников, включая 7 портфельных управляющих и нескольких менеджеров фондов.

"Демократизация информации значительно усложняет активное управление инвестициями. Мы вынуждены системно изменить свой подход, что включает в себя переход к большим данным, искусственному интеллекту, а также количественным факторам и моделям в рамках традиционных инвестиционных стратегий", – заявил исполнительный директор BlackRock Лоренс Финк.

Своим мнением о последствиях массовых увольнений с "Реалистом" поделился доктор экономических наук, директор Института проблем глобализации Михаил Делягин:

"Столь массовое разовое увольнение – пока единичный случай. Но это, безусловно, общая тенденция, которая будет затрагивать все страны. Например, Сбербанк объявил о сокращении нескольких тысяч юристов, поскольку претензии уже сейчас оформляет искусственный интеллект. Механическая офисная работа будет заменяться искусственным интеллектом.

Что касается социальных последствий увольнений, то мы имеем дело с так называемым офисным планктоном, который, по сравнению с пролетариатом, разобщен. И в каких-либо осмысленных действиях он пока не замечен. Так что осмысленного протестного движения ожидать не стоит. Но люди, которые лишаются работы, становятся легкой добычей для лиц, готовящих те или иные протестные акции, формально не связанные с искусственным интеллектом. Людей можно использовать для государственных переворотов (например, цветных революций), для постоянного давления на государства или корпорации, – практически в любых целях. В исламском мире людей будут использовать прежде всего для вовлечения в радикальные группировки.

На самом деле, эта проблема не нова. Человечество сталкивается с ней при каждом технологическом рывке. Это происходило и в индустриальную эпоху, но впервые за многие поколения эти проблемы приходят и в развитые страны. Так, развитые страны во многом стали таковыми из-за того, что сумели сбрасывать проблемы, связанные с технологическим прогрессом, в страны неразвитые. Запад оставил себе доходы и демократию, а издержки приходились на долю заново колонизированных стран. Но теперь социальные последствия технологического прогресса ударят и по развитым странам. Мы уже наблюдаем уничтожение среднего класса, и распространение искусственного интеллекта качественно ускорит и усугубит этот процесс.

В Советском Союзе данная проблема существовала под названием "проблема свободного времени". Напомню, что первый полностью автоматизированный завод в мире был создан в нашей стране еще при Сталине. А дальше возник вопрос: чем занять людей? Что они будут делать? Четырехчасового рабочего дня, о котором говорил Берия, так и не удалось достичь. Потому что в оставшееся время люди должны были заниматься самосовершенствованием, а как их к этому мотивировать – никто не мог себе представить.

Поэтому, чтобы люди не деградировали, был заторможен технологический прогресс. Не только у нас, но и в развитых странах. А сейчас, когда корпорации стали сильнее государств, барьеры сняты. Технологический прогресс возобновился. И на повестку дня стал вопрос, что делать с "лишними людьми". В странах неразвитых проблема все чаще решается путем физического уничтожения населения (или, в гуманистичном случае, сокращением рождаемости), а в развитых пока предполагается, что людей будут направлять в виртуальную реальность. Дело идет к реализации пока еще фантастического положения, при котором человек в погоне за эмоциями залезает в капсулу искусственной реальности и быстро проживает жизнь, никому не мешая и ни на что не влияя, – как под наркотиком.

Это базовый проект Запада, но вряд ли его удастся реализовать даже на самом Западе. В нашей же стране данная проблема в заметном масштабе отсутствует, поскольку наша управляющая элита не способна даже на индустриализацию. А задачи постиндустриального общества ей тем более просто непонятны".

 

Михаил Делягин доктор экономических наук, директор Института проблем глобализации, специально для Экспертной трибуны "Реалист"