Yandex Zen Подписывайтесь на нашу страницу в Facebook

Антикитайские митинги в Казахстане: китаефобия помогает Западу готовить майдан

Алматы, 05.09.2019, 01:18

Проверка на слабость – Жанаозен стал идеальным местом для тех, кто хотел бы раскачать ситуацию в Казахстане

Синофобия как образ. Фото: taringa.net

В Казахстане началась новая волна антикитайских митингов. Люди выступают против строительства на территории страны китайских заводов. Со стороны кажется, что люди выходят на эти акции протеста исключительно из хороших побуждений: сохранность суверенитета, целостности границ и независимости, в том числе и экономической, от Поднебесного соседа. Но так ли это на самом деле?

Первый протест против строительства 55 китайских заводов в Казахстане прошел еще 18 августа в городе Нур-Султан (бывшая Астана). Тогда на одиночный пикет вышел 42-летний активист Аскар Каирбек с плакатом, на котором было написано «55 заводов возвращайтесь в Китай». Журналистам Каирбек заявил, что гражданам республики скоро придется заниматься «рабским трудом на китайских заводах».

После этого наступило затишье. Но 2 сентября, как раз в тот день, когда новый президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев выступал со своим первым Посланием народу, прошел митинг в Жанаозене (город в Мангистауской области). Около сотни горожан пришли к зданию местной мэрии, чтобы выразить недовольство межправительственным решением Казахстана и Китая по строительству 55 заводов в сфере агрокомплекса и промышленности. Митингующие даже обратились с обращением к президенту Токаеву, в котором потребовали, чтобы глава государства отказался от визита в Китай, намеченного на 11-12 сентября текущего года. Кроме того, жанаозенцы потребовали у заместителя акима (вице-мэр) города Амангали Нурдаулетова встречи с главой области Серикбаем Трумовым. После того, как им эта встреча была обещана, митингующие разошлись.

3 сентября на Центральную площадь Жанаозена вышли уже порядка 500 человек. Тут же на площади состоялась их встреча мэром города Адилбеком Дауылбаевым и с главой области Серикбаем Трумовым.

Последний пояснил митингующим, что Китай не переносит в Казахстан свои старые и экологически опасные производства. Более того, не все из 55 заводов будут строиться в Казахстане.

Аким области объяснил, что в рамках рамочного соглашения между правительством Казахстана и КНР об укреплении сотрудничества в области индустриализации и инвестиции действительно есть 55 казахстанско-китайских совместных проектов на сумму $27 млрд, которые реализуются в сфере машиностроения, стройиндустрии, АПК, химическо-фармацевтической промышленности, нефтегазовом секторе и ряде других проектов по энергетики. «Китайская сторона выступает лишь поставщиком технологий, новых компетенций, знаний и инвестиций, а Казахстан реализовывает проекты и получает доход в бюджет. К тому же, Казахстан придерживается многовекторной политики, реализуя совместные проекты не только с Китаем, а также с Нидерланами, США Швейцарией, Францией и другими», – сообщили в пресс-службе акимата (мэрии) Мангистауской области по итогам этой встречи.

Слова Трумова стали своего рода повторением заявления, сделанного накануне вице-министром иностранных дел Ермеком Койшебаевым и вице-министром индустрии и инфраструктурного развития Аманиязом Ержановым.

Койшебаев обвинил блогеров в том, что они распространяют недостоверные слухи о переносе вредного производства и старых заводов, а Ержанов пояснил, что приезд китайских специалистов осуществляется только на этапах строительства и первых порах запусков производства. Потом же их заменяют казахстанские граждане.

Однако эти заявления не возымели нужного воздействия. И 4 сентября митинги прошли уже в Алматы и в Нур-Султане. И там и там собралось несколько десятков возмущенных. Люди говорили, что земля – это национальное достояние, что китайцы завоевывают Казахстан тихой сапой и т.д.

Синофобия как образ. Фото: taringa.net

Но вернемся к Жанаозену. Этот город для казахстанских властей – больное место. Беспорядки и акции протеста здесь – довольно частое явление. К примеру, в феврале были митинги. Тогда на протяжении двух недель возле муниципалитета собиралась безработная молодежь, требуя от государства рабочих мест.

В мае 2016 года в Жанаозене и в ряде других городов Казахстана прошли митинги «против продажи земли» иностранцам (опять же в первую очередь китайцам). Речь шла о поправках в Земельный кодекс Казахстана, которые увеличивали срок аренды земли с 15 до 25 лет. Аренды, но не продажи. Но кто-то пустил слух, что землю будут именно продавать, а не сдавать в аренду. В конечном итоге президент Нурсултан Назарбаев наложил мораторий на некоторые поправки в Земельный кодекс.

Еще раньше, в 2011 году на День Независимости (16 декабря), в Жанаозене произошли массовые беспорядки, в результате которых, по официальным данным, погибло 16 человек, сотни были ранены. То есть Жанаозен – идеальное место для тех, кто хотел бы раскачать ситуацию в Казахстане до майдана. И все митинги, которые там происходят, скорее всего, являются именно такими попытками.

Судите сами. Решение о совместной реализации с Китаем 55 проектов появилось не сегодня и даже не вчера.

Рамочное соглашение между правительством Казахстана и правительством КНР об укреплении сотрудничества в области индустриализации и инвестиций было подписано между Нурсултаном Назарбаевым во время государственного визита в Китай еще 31 августа 2015 года и Си Цзиньпином. То есть 4 года назад!

Соглашение было ратифицировано 27 января 2016 года. За это время несколько проектов уже было реализовано в рамках глобального проекта, реализуемого Китаем «Один пояс, один путь». И заметьте, никто не проводил никаких митингов. И тут на тебе! Еще и в день послания.

Понятно же, что это не просто совпадение. И понятно, что и Жанаозен в качестве отправной точки для волны митингов был выбран далеко не случайно.

«С середины 90-х годов у нас не было ни одного года, чтобы мы не подписали очередное соглашение с Китаем, –комментирует очередную волну чайнафобии казахстанский политолог Данияр Ашимбаев. – Китай за эти годы купил значительно количество предприятий в нефтяной промышленности и в других горнодобывающих отраслях. Китайское присутствие в Казахстане уже стало фоновым. Понятно, что реакция на Китай в Казахстане достаточно негативная. Это объясняется и различиями в менталитете и историческими предпосылками. То есть причин у казахстанцев не любить Китай и китайцев – очень много. При этом Казахстан очень любит китайскую продукцию, а черная и серая растаможка китайских товаров в Хоргосе (международный центр приграничного сотрудничества, расположенный на приграничных сопредельных территориях двух государств общей площадью 560 га) является одним из основных факторов социальной стабильности в регионе. То есть отношения противоречивые: есть плюсы и минусы».

По словам Ашимбаева, причины, по которым руководство Казахстана заигрывает с Китаем, вполне понятны: и в военном отношении и в экономическом Нур-Султан не может тягаться с Пекином и уж тем более представлять для него угрозу.

«Вдобавок, на казахстанско-китайские отношения стал влиять конфликт между Пекином и Вашингтоном, – добавляет он. – Мы видим как активизировались в последнее время проамериканские СМИ, как они активно освещают тему концлагерей для казахов и уйгуров в КНР. Да, Китай эти обвинения опровергает, но негатив в адрес китайцев в Казахстане растет. Еще один фактор, влияющий на усугубление ситуации – ухудшающееся экономическое состояние Казахстана. Есть определенные претензии Китая по приграничным территориям. Растет экономическая зависимость Казахстана от КНР. Одним словом, «китайская страшилка» – реальная или мнимая – она присутствует».

По словам политолога, антикитайские выступления, безусловно, имеют под собой основания. Но кто за этим стоит – сказать сложно, поскольку выгодополучателей много.

«Китайская тема может стать отличной темой для разжигания как межнациональных, так и социальных конфликтов, –поясняет Ашимбаев. – И есть силы которым разжигать их выгодно. В первую очередь определенную роль в этом играют проамериканские СМИ и фигуры. С другой стороны, как показывает опыт, на митинги в защиту свободы слова или других демократических ценностей народ у нас особо не ходит. Но разбудить социум «китайскими страшилками» могут даже завзятые оппозиционеры. Каждый раз надо смотреть отдельно, кто стоит за этими выступлениями. Но то, что фактор Китая есть и то, что он все больше влияет на внутриполитическую ситуацию – с этим надо считаться».

В том, что митинг и послание совпали, по мнению политолога, тоже есть связь.

«Народ у нас давно просек, что митинги во время каких-то знаковых событий привлекает к себе больше внимания, чем митинги. Проведенные в обычный вторник, – говорит он. – Тут есть определенный расчет: если провести митинг на праздник, то власть начинает быстрее реагировать и предпринимать меры. В тот же Жанаозен уже и аким области приехал, и МИД дал пресс-конференцию. Это умелое использование времени и места. Опять же, если бы митинг прошел в Актау, то внимания к нему тоже было бы меньше. Но Жанаозен, в силу известных причин, у всех вызывает определенную эмоциональную реакцию. И я думаю, что эти антикитайскими настроениями могут использоваться несколькими силами, у каждой из которых свои интересы. Нельзя сказать, что в митингах виноваты только американцы. Но им они выгодны. Нельзя сказать, что за протестами стоят радикальные силы. Но и им они выгодны. Шантаж властей – тоже возможен. Есть традиционная казахская китаефобия. Есть новая китаефобия, внедряемая Западом. Одно наслаивается на другое. И кто бы не использовал эту карту, ее гораздо легче разыграть, чем митинги за борьбу с коррупцией».

 

Руслан Бахтигареев – журналист (Казахстан), специально для ИА «Реалист»

Çàãðóçêà...