Yandex Zen Подписывайтесь на нашу страницу в Facebook

«Вкалывай, потребляй, молчи»: какие «жилеты» придут на смену желтым во Франции

Париж, 25.11.2019, 10:49

На фоне упадка социальной проблематики «желтых жилетов» правые начинают диктовать новую повестку дня, отметил Евгений Ворожцов

Фото: sputniknews.com

Неожиданная судьба одного из самых ярких и самобытных протестов современной Европы.

Воскресенье, не ставшее вокресеньем

В воскресенье, 17 ноября, «желтые жилеты» попытались реабилитироваться за провальный «Акт 53» в прошедшую субботу и продемонстрировать новую, креативную акцию (как по замыслу, так и по технологии организации).

Ее активисты, наученные горьким опытом предыдущего противостояния, когда полиция успешно организовывала свою работу опираясь на те же самые сообщения в соцсетях, что и протестующие, собирались в обстановке строгой конспирации.

На интернет-ресурсах постепенно появлялись целеуказания на следующее место, в котором должны оказаться протестующие.

Пройти этот квест смогли далеко не все, так как полиция тоже оперативно отслеживала новые вводные и оказывалась на месте раньше всех, блокируя основную массу сторонников движения.

Целью перформанса неожиданно оказался «Храм потребления» – так организаторы акции окрестили знаменитый парижский фешенебельный торговый комплекс Галерею Лафайет.

Несколько десятков «желтых жилетов», оказавшихся либо самыми быстрыми в городском ориентировании, либо (по большей части) принадлежавшие к группе заранее знавших о цели маршрута, успели прорваться на балкон третьего этажа, выходящий на центральную залу галереи.

Действие проводилось подчеркнуто мирно. Участники разбросали с балкона конфетти, затем пропели свои кричалки. Например, «Мы здесь, мы здесь. Макрон этого не хочет, но мы здесь», «Вкалывай, потребляй, молчи» и «С днем рожденья тебя, с днем рожденья тебя» в ознаменование юбилея протестов.

Служба безопасности торгового центра и полиция в штатском перекрыла входы в Галерею для пресечения доступа новых манифестантов и в спокойном режиме эвакуировала посетителей.

Протестующие некоторое время посидели на балконе, но так как непосредственно к ним никто никаких мер не предпринимал, через некоторое время они провели голосование, по результатам которого демократическим путем было принято решение закончить акцию и покинуть торговый центр. При этом вежливо попросили работодателей оплатить работникам торгового центра полный рабочий день.

В свете крайне левых лозунгов мероприятия, такое обращение выглядело жалко.

В целом акция получилась, безусловно, медийная и была освещена большинством СМИ, но реального толку ей это не добавило.

По итогам «Акта 53» можно сделать достаточно обоснованный вывод: движение желтых жилетов «еще дышит», но на сколько-нибудь значительное влияние претендовать уже не может.

Мобилизация 30 тыс. сторонников на всю территорию страны – цифра для Франции мизерная.

Не нашедшие своего пути неизбежно попадают на чужой

В чем причина неуспеха движения? Здесь, на наш взгляд, сложились два взаимосвязанных фактора: как общая неудачная политическая и организационная стратегия «желтых жилетов» с одной стороны, так и грамотные в целом действия полиции и властей с другой.

Прежде всего, «жилетам» не удалось найти способов поддержать массовость своих выступлений. Уже с середины декабря 2018 года численность людей, выходящих на улицы каждую субботу, начала неуклонно падать. Желтые жилеты оказались неспособны создать конкретную и реалистичную повестку, выдвинуть продуманные и системные требования.

Не удалось движению выдвинуть и поддержать достаточно ярких и привлекательных лидеров. Точнее кандидаты в лидеры, хотя и иногда и появлялись, но были умело замалчиваемы в СМИ и виртуозно выводились из центра общественного внимания.

В то же время власти продемонстрировали очевидную целеустремленность и последовательность в достижении своих целей, использовав против движения комплекс взаимосвязанных политико-экономических, информационных и полицейских мероприятий.

Первым шагом, после некоторого колебания и растерянности, французское правительство пошло на косметические, несущественные уступки.

При всей своей незначительности, именно эти уступки дали властям моральное право говорить о том, что они «слушают народ» и учитывают общественное мнение, а также позволили слабомотивиранной части протестующих отойти от протеста без ущерба для собственного самовосприятия: ведь они чего-то добились.

Интеллектуальные и политические «штабы» «жилетов» продемонстрировали, в свою очередь, неспособность быстро, системно, эффективно и креативно реагировать на действия властей.

«Душители демократии» оказались на высоте

Одновременно на «жилетов» было усилено полицейское давление. Главным оружием правоохранителей стали так называемые превентивные задержания (некий аналог российского задержания для выяснения личности). Интересно, что эта мера ранее практически не использовалась во время массовых мероприятий.

Впервые против движения «желтых жилетов» ее использовали 8 декабря 2018 года, и сразу в массовом порядке. В тот день в Париже превентивному задержанию были подвергнуты более 1000 человек.

Интересно отличие в использовании такого приема во Франции и в России. Отечественные правоохранительные органы предпочитают точечно задерживать по тем или иным основаниям лидеров и координаторов протестов перед началом акции с тем, чтобы в результате оставить толпу без руководства.

Французы, наоборот, задерживали самых обычных, простых людей, часто среднего возраста, приехавших из провинции со своими семьями для участия в манифестации.

Причем задержания проводились пусть и в корректной, но в демонстративно уничижительной форме. Людей ставили к стене (так во Франции не поступают даже с заведомыми уголовными преступниками), обыскивали, лишали свободы передвижения на несколько часов, а затем ... отпускали без всякого юридического преследования.

Основной упор тут был сделан именно на психологическое давление. Большая и самая массовая часть протестующих – это именно добропорядочные граждане, которые вовсе не собираются драться с полицией и заниматься вандализмом. Соответственно, они и не представляют для себя возможности встретиться с репрессивной государственной машиной: ведь они ничего не нарушают.

Именно на таких граждан и была направлена практика превентивных задержаний. Люди банально были напуганы, обнаружив, что их будут задерживать, обыскивать.

Психологический дискомфорт от такой возможности для значительной части протестующих стал существенным фактором, стимулирующим отказ от дальнейшего участия в протестных акциях.

Второй проблемой, которую пришлось решать правоохранительным органам, стали «блокпосты». С первых дней своего существования движение «желтых жилетов» ярко выделялось большим количеством блокпостов, разбросанных вдоль автомобильных трасс по всей стране.

Чаще всего до реального перекрытия дорог дело не доходило. В основном блокпосты представляли из себя некие круглосуточные пикеты из нескольких десятков человек на перекрестках дорог или в иных значимых транспортных местах.

Такие миницентры протеста могли в любой момент быть активированы для более активных действий, а их многочисленность и разброс по всей территории страны вызывали неизбежное распыление сил и средств правоохранительных органов. Полиция и жандармерия, по мере развития протеста, были вынуждены стягивать все резервы и специализированные подразделения в крупные города, а такие блокпосты оказывались без надзора, как «партизаны в тылу врага».

Поэтому на протяжении декабря-января против блокпостов была проведена серия достаточно эффективных операций.

Прежде всего, негласно была выделена группа наиболее опасных блокпостов. Под различными предлогами они были запрещены местными властями (кое кто, кстати, у нас любит рассказывать, что во Франции можно протестовать везде...). Местные правоохранители для проведения операции по ликвидации блокпоста получали усиление на уровне департамента, в крайнем случае региона, и ликвидировали пункт протеста.

Важно, что все это удалось сделать без использования спецназа, только за счет местных подразделений, так как спецподразделения в тот период были жутко вымотаны противостоянием с демонстрантами в больших городах. Естественно, на «ночь длинных ножей» по отношению к жилетам на постах сил тоже не было. Блокпосты уничтожались постепенно, один за одним.

При этом цели и необходимости ликвидировать все блокпосты до одного и не ставилось. Довольно большое количество таких пунктов существуют до сих пор, превратившись в своего рода «клуб по интересам», где местные пенсионеры и безработные играют в шахматы, петанку, жарят барбекю, поют песни и, по их мнению, демонстрируют политическую позицию.

Властям такие места даже скорее выгодны, так как местные несогласные собраны в одном месте, сами себя развлекают, и при этом не создают никаких помех.

Независимые СМИ в работе

Полицейская практика превентивных задержаний была умело поддержана массированной информационной компанией в СМИ и в выступлениях должностных лиц.

Всячески подчеркивались разрушения, поджоги, вандализм и насильственные действия со стороны протестующих. Такие факты моментально выхватываются прессой и телевидением из информационной картины. Затем все проправительственные медийные лица хором критикуют необоснованное применение силы и бесцельное хулиганство.

Одновременно, проводится кампания по фактическому шельмованию тех депутатов и политиков, которые благосклонно относятся к «желтым жилетам».

Их ловко заставляют либо оправдываться, либо занимать двойственную позицию: якобы цели протеста в общем хорошие, но методы не очень.

В результате во многом властям и СМИ удалось сформировать во французском обществе представление о жилетах как о хулиганах, каждое выступление которых связано с насилием.

Таким образом, движение в значительной степени было маргинализировано, и даже стало «токсичным», так как любая его поддержка сегодня может нанести политику репутационный урон.

Какие «жилеты» придут на смену желтым?

В результате предпринятых усилий от протестов постепенно дистанцировались практически все политические силы, которые изначально воспринимали «желтых жилетов» достаточно благосклонно.

На настоящий момент поддержку им выражают, пожалуй, только крайне левые во главе с Жан-Люком Меланшоном, да и то скорее на словах.

К движению так и не присоединился ни один крупный профсоюз, а правые партии, изначально пытавшиеся использовать народное возмущение в своих интересах (и даже делегировавшие на акции своих крайне-правых боевиков), сегодня перешли на открыто враждебные позиции.

Характерно, что юбилей протеста крайне правые «отметили» своим шествием «Против исламизма».

Порядка 400 участников под лозунгами: «Теракты в Париже, не забудем, не простим» и «Нет исламистам в наших кварталах», прошли с портретами террористов (а их за последнее время во Франции накопилось изрядное количество – не портретов, а террористов, конечно) в руках. Под каждой фотографией – имя и большими буквами слово террорист.

Марш подавался и как мероприятие памяти жертв террора, и как ответ на тринадцати тысячное шествие против исламофобии, прошедшее в предыдущее воскресенье.

На фоне упадка социальной проблематики «желтых жилетов», во Франции правые начинают диктовать новую повестку дня? Данная тенденция заслуживает, конечно, отдельного анализа, но тот факт, что она проявляется все более явственно, очевиден.

Смогут ли правые учесть очевидные ошибки жилетов, сменить вектор целеполагания и предложить эффективную повестку протеста, выводя его вначале на «понаехавших», а также разработать и реализовать новую организационную стратегию и тактику?

Надо ли ожидать на митингующих жилеты другого цвета? Похоже, что ближайшие два года могут показать нам и новую цветовую гамму французской политики.

 

Евгений Ворожцов – адвокат Межреспубликанской коллегии адвокатов, выпускник Высшей школы комиссаров французской полиции

Çàãðóçêà...