Yandex Zen Подписывайтесь на нашу страницу в Facebook

Национальная идея России глазами СМИ и мозговых центров Запада

Москва, 19.03.2020, 14:19

Национальная идея как выбор российской общественности является наиболее уязвимой частью информационной войны против РФ, считает кандидат исторических наук Наталья Ивкина

Владимир Путин. Фото: spiegel.de

 

Средства массовой информации западных стран не всегда адекватно реагируют на происходящее в мировой политике. Причины этого кроются в том, что СМИ используются в качестве инструмента давления на гражданское общество. Манипулирование общественным сознанием, создание необходимых (нередко ложных) образов, формирование конъюнктуры политических взглядов населения: все это является необъемлемой частью политической борьбы в любом демократическом обществе. Существует несколько уровней давления, ориентированных на экспертное и научное сообщество, а также на простых граждан, не задействованных напрямую в разработке, исследовании и принятии внешнеполитических решений.

Для исследователей и аналитиков ежегодно с 1979 г. аналитический центр Freedom House проводит мониторинг «свободы прессы», ранжируя все страны мира по принципу «свободные, почти свободные и несвободные» СМИ. С начала XXI в. наблюдается тенденция к тому, что «свободными» источниками средств массовой информации признаются исключительно те, которые вещают в странах англо-саксонского мира, а также в Северной и Западной Европе (Рис. 1).

РФ, как видно из приведенного рисунка, входит в категорию стран, где СМИ не имеют свободы. Рейтинг составлен таким образом, что некоторые страны Африки Южнее Сахары и ряд развивающихся стран Латинской Америки находятся на более высоких позициях, чем Россия. Данный индекс является не единственным в своем роде. Так, например, World Press Freedom Index, Index Press Coverage and Media Highlights имеют примерно схожие схемы ранжирования стран, хотя и опираются на разные критерии оценки. Такие исследования, проводимые на регулярной основе, являются своего рода фактором давления на страны, неугодные западной демократии.

Однако гражданам, не вовлеченным напрямую в процесс исследования проблем международных отношений, данные рейтинги незнакомы. Для них существует простой механизм вброса информации в различные (прежде всего, популярные) средства массовой информации. В последнее время информационная война, особенно в отношении Российской Федерации, стала приобретать новые формы и очертания. Продолжающиеся нападки на страну и ее лидера уже не являются для аналитиков чем-то новым и актуальным.

С 2016 г. широкой критике западных СМИ стали подвергаться вопросы «национальной идеи» России, о которой открыто заговорил президент Владимир Путин. На очередном заседании Валдайского клуба и впоследствии на встрече с активом Клуба лидеров, представляющих различные сферы российской экономики, президентом было отмечено, что «у России нет и не может быть никакой другой объединяющей идеи, кроме патриотизма. Национальная идея не идеологизирована, она заключается в том, что если каждый будет работать на то, чтобы страна была сильнее и привлекательнее, каждый гражданин будет жить лучше». Четкая связь между страной и людьми – вот тот посыл, который был сделан в 2016 г. Западные СМИ, а также аналитические центры («think tanks») активно ухватились за потенциал «национальной идеи» России и начали активную кампанию по противодействию ее реализации.

Для оценки восприятия информационными ресурсами Запада трактовки и потенциала «национальной идеи» России был выбран ряд англоязычных, немецкоязычных, а также франкоязычных СМИ и аналитических центров. С применением количественного метода, медиаметрического анализа, предлагается рассмотреть основные принципы формирования представлений западной общественности «национальной идеи» России. Для этого следует оценить индекс агрессивности западных СМИ в отношении России и определить причинно-следственные связи, которые приводят к повышению уровня агрессивности в отношении тех или иных смысловых категорий.

Для анализа были взяты следующие популярные СМИ США и Европы: Washington Post, The New York Times, ВВС, The Hill, Foreign Affairs, Estonian World, Deutsche Welle, Der Spiegel, Le Monde, а также аналитические центры: Carnegie Foundation, Centre for Security Studies, Kennan Institut, IFRI, Bundeszentrale für politische Bildung, Belfer Center. Проведение количественного анализа по определению индекса агрессивности (по формуле: ИA Ʃ =(N нег. + N ум. нег.)/N нейтр. ) означает необходимость сложения количества негативных и умеренно негативных публикаций и последующее деление на количество нейтральных. В результате были выявлены следующие ассоциации западной прессы с «национальной идеей» России, а также посчитан индекс агрессивности СМИ в отношении них:

При более детальном рассмотрении ассоциаций стало понятно, что в каждую из них вложен постулат о некой мнимой опасности исходящей от России. Вопрос соотношения «национальной идеи» с космополитизмом подразумевает под собой беспокойство из-за:

  • Научного и инновационного развития России во имя национальных достижений,

  • Повышения престижа культурного облика России (туристическая привлекательность),

  • Космополитизм как идея национальной безопасности России.

Действительно, события в культурной жизни России, а именно Олимпиада 2014 г., Чемпионат мира по футболу 2018 г. и ряд региональных и международных мероприятий существенно расширили круг европейских и американских туристов, которые, приехав в Россию, убедились в ее современном облике.

Второй ассоциацией является «национальная идея» как противостояние России и Запада. Здесь дискуссия развернулась вокруг следующих постулатов:

  • Россия как великая держава

  • Проблема имперского прошлого России

  • Отношение в треугольнике США-Россия-Китай

  • Россия против англо-саксонского мира.

Все они подразумевают общий вопрос: Россия только считает себя великой державой или уже ею является? Ответ на этот вопрос был дан на прошедшей в начале 2019 г. Мюнхенской конференции по безопасности. В преамбульном докладе четко указано на то, что «между Соединенными Штатами, Китаем и Россией разворачивается новая эра соперничества великих держав, сопровождаемая определенным вакуумом либерального международного порядка». Уже не де-юре, а де-факто признается, что Россия – вошла в число наиболее сильных стран мира и борется за продвижение своих идеалов на мировой политической арене. Вопрос о том, мешает ей или помогает ее Имперское прошлое остается открытым. С одной стороны, уже после развала СССР некоторые американские советологи прогнозировали возвращение России к ее прежнему статусу, что заставляло Запад пристально следить за поступательным развитием страны. С другой, именно наследие помогло России сохранить свою идентичность, культурный и национальный суверенитет.

Третья ассоциация «национальная идея» как выбор российской общественности является наиболее уязвимой частью информационной войны против России. Она основана на:

  • Поддержке оппозиции в России

  • Рассмотрении возможности внести деструктивные настроение в российское общество

  • Попытках демонстрации российской общественности отсутствия безопасности в стране.

Также поддерживаются стабильные антироссийские настроения в США и отдельных европейских странах. Долгое время Россия уличала страны Запада в том, что они спонсируют оппозицию, нагнетают внутриполитическую обстановку. Однако как только в США вместо ожидаемой победы Хиллари Клинтон к власти пришел Дональд Трамп, то Россия мгновенно получила ответный удар в виде обвинений в поддержке правых сил в США и Европе.

И, наконец, четвертая и пятая ассоциации, которые показывают наиболее высокий уровень индекса агрессивности можно увязать друг с другом: «национальная идея» как синоним патриотизма и последствия политики президента России Владимира Путина.

  • Попытка изменить значение термина «патриотизм» для российской общественности

  • Политизация термина «патриотизм»

  • Президент России сам отождествляет собой «национальную идею»

  • Поддержка Россией законных правительств стран, в которых происходят антиправительственные выступления

  • Президент как гарант безопасности.

Данная тенденция не являет собой чего-то нового для западных СМИ. Она происходит из идеи негативизации образа Путина и настраивания российской общественности против законной политической власти. Даже в официальном документе – докладе Мюнхенской конференции по безопасности 2020 г. раздел о России назвали говорящим именем Russia: Putemkin’s State.

В общем и целом «национальная идея» России, ее появление и структурное оформление несколько пугает западную прессу и аналитические центры. Единая «национальная идея» может еще больше сплотить население страны и не позволить определенным деструктивным силам вмешиваться в процесс формирования российской национальной идентичности. В качестве дорожной карты, которую может противопоставить Россия усилиям Запада предлагается более четкое формулирование понятия «национальная идея» и закрепление данного термина в нормативно-законодательных документах.

 

Наталья Ивкина — кандидат исторических наук, старший преподаватель кафедры теории и истории международных отношений РУДН, специально для ИА «Реалист»

Çàãðóçêà...