Yandex Zen Подписывайтесь на нашу страницу в Facebook

Белорусский кризис - война Запада против Китая

Варшава, 06.11.2020, 19:42

C российской стороны есть олигархи, заинтересованные сменить власть в Белоруссии, отмечает польский политолог Грациан Чимек

Си Цзиньпин и Александр Лукашенко. Фото: POOL New / Reuters 

 

ВАРШАВА (ИА Реалист). Эпоха господства Запада и гегемонии Соединенных Штатов закончилась. Главным фактором перемен является так называемый антигегемонический альянс, заключенный между Китаем и Россией и скрепленный идеей «великого евразийского партнерства». С 2015 года эта идея выражается в планомерном построении Евразийского союза и в китайской «инициативе Пояса и Пути», именуемой Новым Шелковым путем. В пользу нового справедливого международного порядка действуют Шанхайская организация сотрудничества и БРИКС.

Этой объективной тенденции США противодействуют любой ценой. Поэтому была развернута война нового типа, которую часто называют гибридной или асимметричной. Ее особенностями являются: трудность распознания, невозможность определить начало и конец операции, сокрытие факта применения различных инструментов: экономико-финансовых, информационных и дипломатических методов и действий в киберпространстве; наконец, частое вовлечение целых обществ. Соперничающие державы обладают потенциалом взаимного атомного уничтожения, поэтому в войне нового типа военные действия сводятся к необходимому минимуму. В отличие от первых двух, Третья мировая война имеет впервые глобальный охват, более того, она может быть выиграна без пересечения границ вовлеченных государств.

Одним из ее измерений является сетевая война, цель которой — взять под контроль определенную область без использования обычных классических видов оружия и, по возможности, даже полностью без использования военной агрессии. Ее толкование дал американский профессор Джин Шарп, создав методы ведения так называемых цветных революций с целью смены антиамериканских элит на подчиненные Вашингтону. Сегодня уже известно, что такой смысл имел «фестиваль польской Солидарности», завершившийся символически плакатом с американским ковбоем, который в кобуре принес Польше план Бальцеровича, да и вообще все «бархатные революции», заменившие власти социалистических стран народной демократии на последователей неолиберального капитализма.

После десятилетия высасывания жизни из бывших социалистических государств, в которых более 200 млн были доведены до нищеты, пришло время второй волны цветных революций, включившей в себя «революцию роз в Грузии в 2003 году, «пурпурную революцию» в Ираке (2003–2005), «оранжевую революцию» на Украине (2004–2005), «кедровую революцию» в Ливане (2005), «тюльпанную революцию» в Кыргызстане (2005), «синюю революцию» в Кувейте (2005), неудачную «джинсовую революцию» в Белоруссии (2006), «шафрановую революцию» в Мьянме (2007), также неудачную иранскую «зеленую революцию» (2009) и тунисскую «жасминовую революцию». Последняя ознаменовала начало так называемой «арабской весны» (2011), финалом которой стало уничтожение богатой Ливии, которая, продвигая новую валюту для Африканского Союза, угрожала господству США. Была проведена неудачная «болотная революция» в России в 2011 году; наконец, пришло время повторения в 2014 на Украине, где «революция достоинства» была дополнена запланированным применением насилия. Против Китая были использованы аналогичные методы: в 2014 году была развязана «зонтичная революция» в Гонконге, вторым раундом которой стал 2019 год. Пекин отстоял свой суверенитет, став еще более решительным в борьбе за многополярный мир.

За сетевыми войнами всегда стоят западные неправительственные организации: Национальный фонд демократии, Агентство по международному развитию (USAID), Институт открытого общества, а также Freedom House, Carter Center, National Democratic Institute, Millenium Challenge Corporation, или Human Rights Watch. Средства для иностранных субъектов, склонных к реализации американской интерпретации идеи демократии и рынка, перечисляются в соответствии с законом Freedom Support Act (FSA), принятым Конгрессом в 1992 году. В Европейском союзе аналогичную роль играют Европейский фонд демократии, а также Европейский инструмент поддержки демократии и прав человека (EIDHR) и Механизм гражданского общества (CFS). НПО занимаются подготовкой «революционных» кадров, оплачивают подготовку пропагандистских материалов и предоставляют консультантов. В случае с Белоруссией оппозиционеры даже непосредственно прошли обучение в Министерстве обороны США и Marshall European Center for Security Studies в Гармиш-Партенкирхен — так называемом «университете американского империализма».

Война нового типа, развязанная в защиту уже утраченной гегемонии, в августе 2020 года возобновилась в Белоруссии. Это сравнительно небольшое славянское государство обладает тремя атрибутами, делающими его особенным.

Первый атрибут — это сохранение, в отличие от других государств, возникших после распада СССР, элементов социализма, отсутствие олигархии, значительной неравномерности доходов, наличие государственной идеологии и традиционной морали; 43% работающих белорусов заняты в секторе государственной экономики. На государственные предприятия приходится более 70% промышленного производства страны. Работает около 3000 предприятий стоимостью $120–150 млрд, в том числе ведущие мировые заводы по производству фосфора, азота, грузовиков и тракторов. Дальше идут модернизированные колхозы. Таким образом, белорусская экономическая модель противоречит неолиберальной догме о якобы превосходстве частной собственности над обобществленной.

Второй атрибут — приверженность евразийской интеграции и, прежде всего, создание Союзного государства с Российской Федерацией, что делает Минск самым большим союзником Москвы среди постсоветских государств. Это не позволило замкнуть западный «санитарный кордон» вокруг России. Оба государства формируют общее пространство безопасности, поэтому в Белоруссии находится радиолокационная станция в Ганцевичах под Барановичами (Брестская область), которая охватывает территорию почти на 5000 км в западном направлении и представляет собой ядро системы предупреждения о ракетном нападении на Россию. В свою очередь, в Вилейке (Минская область) расположен 43-ий Центр связи военного флота, обеспечивающий связь с российскими кораблями по всему миру.

Наконец, третий атрибут — это участие Минска в китайском Новом Шелковом пути и очень хорошие отношения с Пекином. Китай может повысить эффективный суверенитет небольших государств, признав себя представителем «Глобального Юга». Так он поступает и в отношениях с Белоруссией, получившей большие и хорошие китайские инвестиции и выгодные кредиты. Таким образом, Минск мог балансировать между Россией и ЕС в стремлении сохранить эффективный суверенитет.

Рассматривая данную ситуацию, следует также учитывать позицию Беларуси, которая в рамках борьбы с Covid-19 не навязала населению карантинный режим и справляется намного лучше, чем большинство западных стран, имеет в 8 раз меньше жертв на душу населения, чем в США и в 12 раз меньше, чем в Бельгии. Показательно, что за протесты без масок никого не наказывали. Более того, президент рассказал, что его хотели подкупить с помощью денег Международного валютного фонда (МВФ), который предлагал за режим изоляции 950 миллионов долларов. Лукашенко помешал интересам глобальных фармацевтических корпораций, поставив под вопрос поведение других лидеров, которые, подчинившись ВОЗ, довели до многомерного кризиса в своих странах.

Таким образом, суверенная Белоруссия дала сторонникам глобализма много поводов для враждебности! Ход «цветной революции» всегда однотипный: сначала непризнание результатов выборов оппозицией, а потом могут начаться не только манифестации, ведь потенциал для протеста сегодня присутствует во всех государствах, и, наконец, появляются жертвы, в которых на 100% обвиняют власть. Следующим шагом является информационно-психологическое, дипломатическое и экономическое давление со стороны Запада. Так случилось и на этот раз.

Первые события произошли в ночь на 9 августа 2020 года, когда были объявлены предварительные итоги президентских выборов. Их подтвердила Белорусская Центральная избирательная комиссия, сообщив, что действующий президент Александр Лукашенко набрал 80,1% голосов, а оппозиционный кандидат Светлана Тихановская — 10,12%. В ответ начались протесты, а затем добавились забастовки. Люди вышли на улицы, выражая свое несогласие с несправедливыми, по их мнению, выборами и несовместимыми с реальностью результатами голосования. В ответ Лукашенко приказал закрыть бастующие государственные предприятия. Он также привел армию в полную боевую готовность и предостерег от действий НАТО вблизи белорусской границы с Польшей. Протесты приобрели небывалый размах, объединив протест различных социальных групп, что также указывает на объективные предпосылки для выступлений. Можно выделить три моменты, ставших причиной взрыва.

Первый из них — экономический: после успешного первого десятилетия XXI века финансы Беларуси тяжело пережили ослабление рубля в 2011 г. Ее экономика, половина внешнеторгового оборота которой приходится на Россию, резко затормозилась, на фоне проблем экономики восточного соседа, которая в 2014 г. была прижата санкциями США и Евросоюза. Несмотря на это, в 2018 году власти Беларуси разработали программу социально-экономического развития до 2035 года. Этот проект направлен на улучшение инвестиционного климата страны за счет привлечения прямых иностранных инвестиций. Через год общий объем иностранных инвестиций в белорусскую экономику составил 10006,8 млн долларов. А 45% этой суммы, или 4513 миллионов долларов, обеспечивает Россия. Второе место занимает Великобритания, которая в 2019 году вложила в белорусскую экономику 1801 млн долларов, или 18% от общего объема инвестиций. Кипр занимает третье место (7,6%), в то время как Польша и Австрия инвестировали в Белоруссию 440 миллионов долларов в год. Фактически 80% белорусского экспорта и импорта связано с дешевым российским сырьем и российским рынком сбыта. Основным источником заимствований для Белоруссии также является Россия. Они составляют около 8 миллиардов долларов. Однако еще до начала пандемии коронавируса, в начале этого года, Беларусь уже переживала рецессию. Однако это не исключительное явление в мире. Достаточно вспомнить о 40 миллионах новых безработных в США.

Второй момент имеет геополитический характер. Лукашенко с 2014 года вел игру с великими державами, чтобы избежать украинского сценария, в котором победили «демократия», «революция достоинства» и Запад, в то время как украинский народ обеднел и ищет работу по всей Европе. ВВП на душу населения там значительно ниже, чем в Беларуси. Успехом президента стала организация минского формата, в ходе которой лидеры Германии, Франции, России и Украины вели переговоры по урегулированию украинского кризиса. В своей игре за продление мира в Белоруссии он даже смог выступить против Москвы, отвергнув некоторые предложения по интеграции, объявив о возобновлении работы посольства США и покупке американской нефти. Он искал диалога и с Польшей, не признавал присоединения Крыма к России, поддерживая правильные отношения с Киевом. Сегодня цель этой игры ясна: это была тактика выживания и подготовки к горячей фазе защиты суверенитета. Поэтому, подвергая сомнению результаты белорусских выборов, следует сразу исключить рассуждения об «отсутствии демократии и нарушении прав человека», поскольку, во-первых, политическая система не имеет значения в геополитике, а во-вторых, это инструмент экспансии Запада, которому не мешает фундаменталистская Саудовская Аравия, государственный переворот в Венесуэле или Египте, и, наконец, нарушение демократических процедур в Польше.

В-третьих, на масштабы протестов повлияли социальные перемены. В стране появилось несколько олигархов (Алексей Луценко, Андрей Кламко, Виктор Кислый), а также группа миллионеров, насчитывающая, правда, всего 0,1% населения, которые начали отождествлять себя с транснациональной бизнес-элитой. Однако двигателем белорусских протестов стал новый креативный класс — специалисты по информационным технологиям (IT), которых насчитывается около 100-120 тысяч, в основном мужчин. Эта современная индустрия, запущенная благодаря президенту, генерирует 5% экономического роста. Новый класс, живущий в новом виртуальном мире чисел, хотя и неплохо зарабатывает, хочет новой государственной модели и иной эстетики. Этим представлениям Лукашенко больше не соответствует. Так что можно говорить о синдроме блудного сына. Ползучая революция хипстеров включает в себя американизированных людей, космополитичных работников, не интересующихся сутью политики. Ведь потенциал бунта обычно растет из-за экономической депривации и социальных проблем, а не наоборот!

Это поколение является также следствием цивилизационных перемен: быстрое видео, быстрые автомобили, мчащиеся рекламы, динамика спорта, погоня за прибылью; отсюда: избыток стимулов и отсутствие навыков концентрации, основанной на логике, истине и рациональной дискуссии. Для этой психосоциальной динамики не годится политическая система, в основе которой на протяжении 26 лет стоит один человек. Таков гегелевский дух времени. В западных системах этим социальным группам соответствует теле-меле-демократия (Т. Клементевич), основанная на искусственных разделах, сформированных по принципам маркетинга различиях самоидентификации, подготовленной докторами повестке дня и т.д. И здесь прорисовывается антагонистическое противоречие: люди, которые считают собственное благо превыше всего (идеологическим выражением является слово «свобода»), определяют направление политики, занимающейся общим благом.

Белорусский кризис привел к тому, что в международной сфере в полной мере проявились противоречия соперничества между защитниками евроатлантизма, то есть гегемонии США, и антигегемоническими силами. Поздравления с победой Лукашенко прислал ряд государств. Первым был лидер КНР Си Цзиньпин, а также президенты: России — Владимир Путин, Казахстана — Касым-Жомарт Токаев, Азербайджана — Ильхам Алиев, Узбекистана — Шавкат Мирзиёев, Таджикистана — Эмомали Рахмон, Киргизии — Суронбай Джинбеков, премьер-министр Армении Никол Пашинян, а также президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган. Представители Евросоюза и США заявили, что не признают президентские выборы честными и призывают белорусские власти провести повторное голосование.

Не случайно так называемая оппозиция мобилизовала массы на выступления против президента, скрывая цели, которые она хотела реализовать после захвата власти в государстве. Это: вступление в НАТО и отказ от евразийской интеграции; языковой национализм, схожий с необандеровским (несмотря на то, что 80% ежедневно говорят по-русски); главное: ликвидация государственных предприятий и замена их малым и средним бизнесом, который должен был бы поглотить 300 тыс. новых безработных. Символическим выражением этой позиции стало использование бело-красно-белого флага вместо действующего, заменившего его в 1994 году. Таким образом, мы можем, по сути, говорить о попытках буржуазной контрреволюции. Это подтверждает и биографический профиль главных оппозиционных активистов.

Валерий Цепкало — бывший посол Белоруссии в США, знакомый с четой Клинтон, бывший соратник Лукашенко и администратор белорусской силиконовой долины, жена которого, Валерия Цепкало, в 12 постсоветских странах представляет американскую корпорацию Microsoft. В свою очередь, кандидат Виктор Бабарико прежде был директором дочерней компании российского Газпрома, из чего можно сделать вывод, что и с российской стороны есть олигархи, заинтересованные в смене власти в Белоруссии, которая будет способствовать интересам российской олигархии. Поэтому такой нервной была реакция, когда незадолго до выборов были арестованы 33 члена российской частной военной компании, а Лукашенко прямо обвинил Россию во вмешательстве в выборы. Это оказалось элементом игры украинских силовиков по лишению Минска поддержки со стороны Москвы.

Главная соперница Светлана Тихановская в полной мере обнаружила цели, которым она служит, встретившись с настоящим «ангелом смерти» Бернардом Анри Леви — идеологом неолиберализма и промоутером цветных революций, проявившим свое присутствие везде: в Сербии и Грузии, в событиях Арабской Весны, в том числе и на Украине — на стороне прозападных сил. Его присутствие означает в лучшем случае социальный кризис, а в худшем — гражданскую войну. О его «демократических идеалах» наиболее ярко говорит то, что в поддержке масс он сделал только одно исключение — предложил силой подавить «желтых жилетов» во Франции, поддержанное сотнями тысяч человек.

Существенным новшеством в белорусской ситуации является неоднозначное отношение США. Многое указывает на то, что за цветной революцией стоят силы так называемого «глубинного государства», видимым проявлением которых являются средства Сороса и Демократическая партия, но не действия нынешнего президента. Трамп фактически в первый момент назвал протестующих в Белоруссии террористами. Эта двусмысленность может одновременно означать попытку играть с Москвой в «хорошего и плохого полицейского». Первый-президент США, который в обмен на статус-кво в Белоруссии предлагает России перейти на сторону США против Китая. Хотя это мечта, у нее нет недостатка в последователях. В этой ситуации на роль захватчиков контроля над Белоруссией были назначены государства-клиенты США в регионе: Польша, Литва, Украина. Сначала вперед выдвинулись Варшава и Вильнюс, выпустив совместное заявление против результатов выборов. Когда же выяснилось, что около 200 путчистов прошли обучение на Украине, Киев также открыто осудил Лукашенко. Литва даже признала Тихановскую новым президентом. Многое указывает на то, что значительную роль в организации протестов играет Великобритания, с которой Польша заключила «оборонительный пакт» в конце 2017 года. Не случайно пропагандистское телевидение «Белсат» финансируется совместно из польского и британского бюджета. Важную роль в мобилизации протестующих играет белсатовская Nexta (канал на Telegram и на YouTube), которая не только публикует инструкции для протестующих, но и проводит акцию дезинформации.

Китайский посол в Польше выдавал желаемое за действительное, когда в своей статье писал, что Варшава стоит «на правильной стороне истории». Опять же, оказывается, все наоборот. Миф о реализации прометейской идеи в Белоруссии обманчива по той причине, что сегодня Польша, встав в авангарде защиты евратлантизма, является, по сути, передаточным звеном экспансии для частных транснациональных корпораций. Она несет Беларуси «благую весть» о необходимости приватизации, пользе безработицы, о превосходстве коммерческой люмпен-культуры, а также о сексуальной революции под знаменем ЛГБТ (поддержанной в Польше американским и британским посольством). Помимо статуса государства, которое противозаконно вмешивается в дела других государств, следуя воле англо-саксонских держав (подобно тому, как и захват Заользья в 1938 году вписался в экспансию Гитлера за счет Чехии), Польша не может на что-либо рассчитывать в области экономики, ведь она не имеет крупных корпораций. Произойдет так же, как в Украине, где тысячи польских компаний потеряли рынок. В лучшем случае появится более дешевая белорусская рабочая сила, которая неизбежно приведет к очередной волне эмиграции молодых поляков, не желающих работать в собственной стране по низким ставкам.

Очевидно, что единый состав евроатлантического фронта свидетельствует об антиисторичности нынешней элиты. Ведь в нем в одном ряду оказались Рафал Тшасковский и Матеуш Моравецкий, Адриан Зандберг и Беата Мазурек, Роберт Бедронь и Михал Щерба, которые де-факто призывают к свержению действующего президента соседней страны, что является явным вмешательством в дела другого государства. Очень опасно заявление премьер-министра Моравецкого, который обвиняет Россию во всем зле: от Грузии до предполагаемого отравления Алексея Навального, однозначно позиционирует Польшу как врага, навлекая на страну различные последствия. Вера в то, что это останется без ответа, идеально вписывается в логику мышления польского политического класса, зараженного прометеизмом.

Между тем уже началась борьба против русофобской Польши. С начала 2020 года она стала объектом интенсивной информационно-пропагандистской деятельности России, вершиной чему стала статья президента Путина в американской газете National Interest (в которой когда-то была опубликована статья «Конец истории» Фукуямы), где Польша была представлена как государство, оказывавшее содействие Гитлеру и способствовавшее началу Второй мировой войны. Как будто из культурно закодированной строптивости нынешнее участие Польши в белорусских событиях должно доказать актуальность этого тезиса. В качестве исполнителя команд из-за Атлантики Польша воспринимается как опасная страна не только на Востоке, но все чаще и в Западной Европе. Российский специалист по информационным войнам профессор Игорь Панарин уже создал геополитический сценарий IV раздела Польши и создания Славянской конфедерации, в которую должны войти отдельно четыре региона Польши.

Беларусь защищает свой суверенитет. На нынешнем этапе был остановлен сценарий «цветной революции». Настоящим союзником оказалась Россия. Президент Владимир Путин эффективно предупредил США и европейских лидеров — канцлера Ангелу Меркель и президента Эммануэля Макрона, а также президента Литвы Гитанаса Науседу, чтобы они не вмешивалис во внутренние дела Беларуси, а Варшаву призвали вернуться к общепринятым нормам международного права, отказаться от политики ослабления суверенитета соседнего государства и использования средств, неприемлемых в международных отношениях. Были мобилизованы различные формы помощи (специалисты по информационным войнам, добровольные отряды), также форум Организации коллективной безопасности. Красноречивым дополнением политики становится военная дипломатия. Итогом встречи президента Лукашенко и Путина в Сочи стала не только поддержка Минска суммой кредита в 1,5 млрд долларов, но и совместные военные маневры с красноречивым названием „Славянское братство”. Однако это еще не все. В конце сентября в учениях Кавказ-2020 по приглашению Москвы наряду с Белоруссией примут участие: Китай, Индия, Пакистан, Казахстан, Киргизия, Таджикистан, Узбекистан, Монголия, Сирия, Иран, Египет, Турция, Армения, Азербайджан, Туркменистан, а также непризнанные сепаратистские республики Южная Осетия и Абхазия. На наших глазах кристаллизуется многополярный мир и новая парадигма международных отношений, смыслом которого является стремление к достижению согласия между противниками (Индия — Китай, Турция — Египет, Азербайджан — Армения) и содействие миру (Иран под угрозой нападения США; Сирия), что контрастирует с военно-подрывной активностью сторонников гегемонии США.

В результате можно ожидать краха цветной революции, проигранной сторонниками евроатлантизма в Белоруссии, как очередной после Сирии победы на фронте борьбы многополярного мира с гегемоническим порядком. При этом борьба не только продолжается, но и усиливается!

Для успешного преодоления нынешних трудностей Белоруссия, а за ней все славянство должно:

а) отказаться от западного вектора своей прежней геополитики и включиться в евразийскую интеграцию, промоутерами которой являются Пекин и Москва. Возникающий там международный порядок признает универсализм прав человека, идеи государства права и демократия как принципы, принятые на уровне ООН после Второй мировой войны, но адаптируя его к специфике каждой нации. Такую особую интерпретацию гарантировал, впрочем, принцип, закрепленный в Уставе ООН, а именно: «не вмешиваться во внутренние дела той или иной страны». Вместо партикуляризма либеральных идей: свободного капиталистического рынка, индивидуализма, демократии, верховенства права и свободы, он формулирует собственные ценности: отношения, основанные на принципе win-win; принятие культурно-цивилизационной специфики, которая переносится на суверенное право выбора пути развития; признание государства в качестве выразителя общего блага; признание, что устав ООН и переговоры являются основой разрешения споров в соответствии с международным правом. Этот перечень дополняют и такие ценности, как: естественное стремление народов жить в мире и гармонии, свободный доступ к новейшим научным достижениям и инновационным разработкам, а также сохранение собственной культуры и уникальной духовной идентичности.

б) первым шагом является наполнение новым содержанием Союзного государства. Интеграция с Россией должна стать примером реализации вышеуказанных ценностей, а значит, отвергнуть поглощение более слабого партнера более сильным. Положительный пример позволит другим постсоветским государствам сделать аналогичный шаг, в результате чего будет создан Евразийский союз, второй наряду с Китаем столп «Великого Евразийского партнерства». Пекин сближает такие государства, как Филиппины, Пакистан, а также Иран. Вызовом на пути его построения являются Вьетнам и, прежде всего, Индия. В обоих случаях положительную роль в урегулировании противоречий между этими государствами сыграет Россия.

в) в ноосфере для развития многополярного мира необходимо развитие новой славянской идеи, которая, раскрывая потенциал реалистической утопии, создаст горизонтальный и вертикальный ориентир для мобилизации народов Евразии в строительстве новой социально-экономической системы. Она должна включать в себя следующие принципы:

  • отказ от «западного» идеала автономной личности в пользу «интегральной личности», в которой разум, чувство и воля составляют части неразрывного целого — духа человека. Дух личности благодаря сверхиндивидуальной вере гармонично сливается с коллективом. Личность не противопоставлена обществу. Общество не враг личности. Наоборот, она ощущает себя нужной общности, а общность помогает личности удовлетворять ее разнообразные потребности.

  • отрицание «универсального» западного разума, в пользу подчеркивания национальных различий в понимании реальности. Экономический разум должен подчиняться духовному развитию. Этому способствует новое определение политики как социальной деятельности, в котором целью государственной власти является использование добавленной стоимости, генерируемой в экономике, для гармоничного культурного роста отдельных личностей и социальных групп;

  • вместо рационализированной, государственно-правовой связи, связывающей людей «извне» (формально), славянская идея должна реализовывать «внутреннюю», «органическую» интеграцию. Благосостояние порождает свободу, а культура создает доверие. Социальные отношения, основанные на общих ценностях, позволяют реализовать человечность в социальной практике.

  • поэтому следует стремиться к построению славянского социализма, «метафизического социализма», который в качестве культурного ядра признает солидарность, братство, сочувствие, бескорыстие и в то же время позволяет менять политическую систему и экономическое развитие в зависимости от исторической ситуации, отвергая абсолютизацию крайностей (частная собственность — государственная собственность; демократия — авторитаризм).

г) В таком ключе должны произойти эволюционные изменения в модели политической жизни Беларуси, которые позволят разным социальным группам сформулировать собственные интересы, уйти от власти личности, сыгравшей свою роль на переходном этапе и спасавшей народ от неоколониализма; требуется изменение государственной идеологии, которая принимает во внимание новые глобальные перспективы. В свою очередь, экономическая модель Беларуси становится эталоном и образцом для всей Евразии.

Мы переживаем переломный момент! В условиях кризиса Запада описанные геополитические, геоэкономические и идеологические изменения имеют большие шансы на успех. Они предлагают выход из культурного кризиса и завершение 500-летнего господства парадигмы прибыль–убыток в международных отношениях. Таким образом, новая цивилизационная модель станет soft power — мягкой силой, однако возникшей на реальной основе, а не имитации, что привлечет другие государства, не только в Центральной, но и Западной Европе. Для Польши нынешняя ситуация, когда она является инструментом защиты американской гегемонии, представляет собой экзистенциальную угрозу, а потому требует новой переоценки, на которую явно не способны все еще господствующие элиты. Тем более, когда предстоящий саммит постоянных членов Совета Безопасности ООН внесет существенные коррективы в современный международный порядок.

 

Грациан Чимек (Gracjan Cimek) — профессор, эксперт Польского славянского комитета, специально для ИА Реалист

Çàãðóçêà...