Георгий Коларов: Почему Гватемала признала Иерусалим столицей Израиля

София, 21.01.2018, 14:57

Джимми Моралес будет беспрекословно выполнять инструкции Дональда Трампа, полагает эксперт

Джимми Моралес и Дональд Трамп

 

Решение президента США Дональда Трампа переместить посольство в Израиле из Тель-Авива в Иерусалим вызвало бурю негодования в исламском мире. Даже в союзной по НАТО Турции многочисленные демонстранты, впервые после прошлогодней попытки переворота, выразили солидарность с президентом Реджепом Тайипом Эрдоганом и правящей "Партией справедливости и развития", заклеймив американского президента.

В других исламских странах, как в союзных США, так и во вражеских, дошло до ожесточенных антиамериканских брожений, в которых пострадали недвижимые объекты, принадлежащие американским дипломатическим, разведывательным и даже благотворительным организациям. Притом никто не подумал о последствиях, которыми угрожал Дональд Трамп: он пообещал сократить финансовую помощь тем государствам, которые не поддержали США и подвергли её политику обструкции.

В первую очередь имел в виду тех, кто проголосовал против решения Вашингтона на сессии Генеральной Ассамблеи ООН в конце прошлого года. Следует напомнить, что тогда из 193 стран-членов 128 проголосовали против, 35 воздержались, и только 9 государств поддержали признание Иерусалима столицей Израиля. Конечно, во многих христианских странах, особенно в тех, которые находятся на передовой в "столкновении цивилизаций" (по Самуэлу Хантингтону), симпатии били на стороне Израиля и США. Например, бывший заместитель министра иностранных дел Республики Армения Арман Навасардян раскритиковал руководство страны за то, что делегация в ООН проголосовала против решения Дональда Трампа и Ереван пропустил шанс резко улучшить отношения с Израилем и обеспечить финансовую помощь со стороны США. И возможное признание Геноцида армян.

Джимми Моралес и Биньямин Нетаньяху. Иллюстрация: jerusalemonline.com

 

Этот шанс не упустило большинство стран Центральной Америки. За исключением Никарагуа и Сальвадора, остальные уже присоединились к тихоокеанскому альянсу, в котором состоят самые успешные в экономическом плане государства региона. Случайно или нет, у них есть выход к Тихому океану и шанс на полноценную интеграцию в зону АТЭС. Гватемала, Гондурас, Коста-Рика и Панама полностью ориентируют свою внешнюю политику на США. Политическая и военная элита первых двух стран также не забыла, что обязана израильскому государству за снабжение оружием и инструкторами во время партизанской войны – следствия революционного взрыва 1980-х годов. В Гватемале эта война была кровавой и продолжительной.

Гватемальская партия труда (ГПТ) после переворота в 1954 году положила начало самой старой партизанской войне в Латинской Америке. В 1960 году партия подготовила вооруженное восстание, потушенное с помощью американцев. Партизанское движение развивалось по восходящей до 1964 года, когда вследствие внутренних разногласий в нем появляются ультралевые – троцкистские и маоистские фракции. Тогда в стране действовали пять левосектантских паравоенных организаций с 3 тыс. бойцами. Их руководители характеризовали один другого как "агенты империализма", "ревизионисты", "оппортунисты". Доктрина ГПТ начала меняться от изоляционистской, по отношению к другим левым силам, к созданию единого фронта против олигархии и реакционной военщины. В тезисах, принятых на Национальной партийной конференции в 1966 году, отмечается, что "для успеха революционной борьбы нужна как консолидированная марксистско-ленинская пролетарская партия, так и широкое народное движение. Речь не идет об организации параллельной партии, а о концентрической части в отношении нашей партийной организации". После конференции, однако, расщепление революционного движения продолжалось.

Под руководством ГПТ созданы новые революционные вооруженные силы. На IV партийном конгрессе в 1966 году постановили, что революция в стране будет иметь характер тотальной, кровопролитной борьбы, и приняли популярную во всей Латинской Америке концепцию "гера популар пролонгада" (продолжительная народная война). Это война масс, так как их широкое участие гарантирует победу. Она осуществлялась через самые разнообразные формы: легальные и нелегальные, экономические, политические, военные и другие. Продолжительный характер определяется множеством причин, важнейшие из которых следующие: неблагоприятное соотношение сил в момент начала восстания, прямое и усиливающееся вмешательство империализма, которое может дойти до открытой военной интервенции, недостаточная консолидация субъективного фактора, отсталость демократического движения, отсутствие единства в его рядах.

Эта концепция проявилась в Кубинской революции и в подъёме революционного движения в регионе после неё. Она официально одобрена на третьем совещании латиноамериканских коммунистических руководителей в Гаване в 1964 г. Ее воплощение затруднялось наступившим конфликтом между коммунистами региона, вследствие конфликта между КПСС и ККП. Восприятие со стороны ГПТ тактики единого фронта повлияло на опыт и позицию компартий в Латинской Америке. В соответствии с ней в 1971 г. началось сближение с отделившимся партизанским движением. В 1973 г. был достигнут общественный политический союз вопреки существующим противоречиям.

Движение, естественно, сохранило свою самостоятельность. Оно активизировалось в 1978 г., когда военная диктатура попала в глубокий кризис, и отняло у ГПТ ее авангардную роль в революции. Партийное руководство сделало выводы из этого факта, главные из которых: "взаимное дополнение между вооруженными и невооруженными формами борьбы: необходимость работать везде, где есть массы, которые являются родником революционного творчества и опыта; отказ от доктринерских схем; использование любой возможности для легального волеизъявления".

По этим вопросам наступают разногласия с революционными движениями, которые саботируют единство между ними. Партизанские руководители опирались преимущественно на индивидуальный террор и считали легальные формы борьбы потерей времени и средств. Так как единство революционного движения продолжает развиваться и углубляться, пока в то время ГПТ снова начала впадать в изоляцию, она делала новые попытки для сближения революционных движений. Ее руководитель Карлос Гонсалес заявил: "Мы, коммунисты, готовы признать наши недостатки и не можем отрицать заслуги других. Мы ожидаем, что тоже самое сделают и они, чтобы не было стремления ставить интересы собственной организации впереди интересов гватемальского народа". Партийное руководство отказалось от претензии на авангардную роль в революции. До полного единства не дошло, хотя была установлена координация и прагматичное сотрудничество. Революционное движение в Гватемале оказалось в такой ситуации, в которой не может завоевать власть и армия не в состоянии уничтожить его. Так дошло до перемирия конца 1996 года, когда партизаны сложили оружие и вошли в политику. Их депутаты в Национальном конгрессе до сих пор остаются в меньшинстве.

В результате национального примирения, очень заметно улучшилась социально-экономическая ситуация в стране. Особенно очевидно улучшение было во время президентства Оскара Бергера. Более чем 30-летняя разруха в результате гражданской войны была заменена на постепенное восстановление инфраструктуры и на привлечение инвестиций, со стороны прежде всего США. И хотя страна сильно пострадала от разрушительного урагана "Стан", тенденция экономического роста сохранилась и стала устойчивой. Особенно, на фоне экономического кризиса в большей части мира, в том числе и США.

Польский исследователь Артур Грущак указывает, что "Гватемала, после опустошительного урагана "Стан", смогла добиться экономического равновесия, позволяющего умеренный, хотя постоянный темп роста, около 4% в годах 2006-2007гг.". Экономическое равновесие постепенно привело и к политическому. На передний план вышла и проблема прав человека и также преступления против человечества, совершенные гватемальскими военными.

5 января 2015 года началось очередное судебное преследование против бывшего диктатора Гватемалы Хосе Эфраина Риоса Монтта, во времени управления которого погибло 250 тысяч людей, а еще больше пропало без вести. Среди них было много индейцев. В 2013 г. он получил 80 лет тюрьмы за преступления, совершенные на президентском посту (50 лет за Геноцид против гватемальского народа и 30 лет за преступления против человечества). 88-летний возраст бывшего диктатора стал причиной отмены приговора Конституционным судом по состоянии здоровья. Тогда дело было перенесено на 2015 г. Оба приговора были основаны на докладе "Геноцид в Гватемале", изданном в 2013 г. Международной федерацией по правам человека. В нем антропологи, историки, социологи объединились в мнении, что расизм в стране в период правления генерала перерос в геноцид.

Надо упомянуть, что антикоммунистические установки Хосе Эфраина Риоса Монтта дали ему возможность пользоваться полной поддержкой президента США Рональда Рейгана. Во времени своего визита в Гватемале, он заявил: "Президент Хосе Эфраин Риос Монтт – человек большой личной честности и обязательства…Я знаю, что он хочет улучшить качество жизни для всех гватемальцев и укрепить социальную справедливость".

Преступником оказался и бывший президент Отто Перес Молина, и в результате, против него была организована кампания. Он был вынужден подать в отставку. Были назначены новые президентские выборы.

Еще на первом туре лучший результат был у комического актера Джимми Моралеса, чрезвычайно популярного среди гватемальцев благодаря своей сатирической телепередаче. На втором туре за него было подано почти 70% голосов и 26 октября 2015 года он был объявлен президентом республики. Его соперница – бывшая первая дама Сандра Торес обещала ему поддержку.

Таким образом, новый президент остался практически без серьезных оппонентов во внутриполитическом плане. Ему осталось только заручиться благорасположением "Дяди Сэма" и "больших братьев" по тихоокеанскому альянсу: Мексики, Колумбии, Перу, Чили, а также "Родины-Матери" - Испании. Во всех этих странах, а также в маленьких соседях по Центральной Америке – в Панаме, Коста-Рике, Гондурасе, во власти правые президенты.

В этой ситуации Джимми Моралесу не остается ничего другого, кроме как слепо следовать за инструкциями и даже намеками из Вашингтона. Артистическое предчувствие его не подвело: он понял раньше всех соседей, что должен сделать, чтобы понравиться новому хозяину Белого дома. И поддержал США в Генеральной Ассамблее ООН, признавая Иерусалим столицей Израиля. После этого позвонил Биньямину Нетаньяху, в разговоре подчеркнул, что "эта тема имеет самое большое значение для нас", "перемещение посольства – следствие отличных отношений между двумя странами", дал инструкцию послу "начать координацию, чтобы сделать это".

С точностью до 100% можно ожидать, что до конца президентского мандата Джимми Моралес будет беспрекословно выполнять инструкции Дональда Трампа. За это он лично и Гватемала в целом будут получать новые финансово-экономические преференции за счёт, прежде всего, исламских стран, а также соседей с левыми президентами и правительствами.

 

Георгий Коларов – кандидат политических наук, преподаватель Экономического университета Варны (Болгария), специально для ИА "Реалист"

Çàãðóçêà...