Яшар Ниязбаев: Итог референдума в Турции – не победа Эрдогана

Москва, 18.04.2017, 00:40

16 апреля в Турции состоялся референдум о смене парламентской формы правления на президентскую. 51,41 % избирателей поддержали конституционную реформу, против проголосовали 48,59 %.

О политических итогах волеизъявления граждан Экспертной трибуне "Реалист" рассказал главный редактор издания "Московский комсомолец в Турции" Яшар Ниязбаев:

"Главный вопрос, который сейчас задают многие, кто следил за выборами это как себя поведет несогласная часть населения, та которая проголосовала против поправок. Будут ли беспорядки или протестные выступления. По-моему, все зависит от того, как будет развиваться ситуация вокруг обвинений оппозиции о том, что во время выборов было случаи фальсификаций. Согласно Народно республиканской партии, около 900 тысяч бюллетеней были приняты без надлежащей процедуры — на них не было печати, подтверждающие отсутствие вбросов. Говорят также о том, что были пущены в ход пустые бюллетени. Их несмотря на это засчитали. Плюс было большое число непринятых бюллетеней. У оппозиции сразу возникает версия о том, что именно их бюллетени и не подсчитали. Все это не может не вызывать негодование.

События ближайших дней – лакмусовая бумага, которая определит будущие процессы. Политики понимают, что риторика, используемая ими ранее и сейчас – абсолютно разные вещи. Обратите внимание на высказывание премьер-министра Бинали Йылдырыма. Он теперь говорит другие слова, утверждает, что правящая партия тоже услышала тех, кто проголосовал против. Снижает градус. Правящая партия не собирается дальше накалять ситуацию. Напротив, она будет стараться преодолеть агрессивный настрой.

Общество раскололось на две части, каждая из которых враждебна друг к другу. Западные районы страны выступили против изменения конституции. Это Стамбул, Измир, Анкара, где преобладает электорат Народно-Республиканской партии, то есть кемалистов. Эрдогана частично поддержал юго-восток, где как ни странно преобладают прокурдские силы социалистического толка. Тем не менее электорат Демократической партии народов выступил против, хотя в некоторых городах Эрдогану все-таки удалось победить. Если на предыдущих выборах было четкое деление на Запад и Восток, то теперь и восточные провинции отказывают властям в поддержке. Центральная Турция предана идеям Эрдогана.

На прошлых парламентских выборах партия Эрдогана получила 49%, а на референдуме он заручился поддержкой 51%. И это несмотря на открытую поддержку двух Националистический партий. Более того, 99% СМИ без устали транслировали выступления президента. А он в этом деле мастер. И он часами говорил по телевидению, в то время как оппозиционные политики выступали в разы меньше, чем он.

Между тем, с учетом всех ресурсов, которыми располагала власть, 51% - слабый результат. Еще в 2015 году в стране была свобода слова. Тогда были оппозиционные СМИ, которые могли говорить открыто. А после попытки переворота летом 2016 года толерантность к инакомыслию исчезла. Единственная сила, которая осталась неприкасаемой – кемалисты. У них серьезная социальная поддержка, и всякие нападки властей сыграли бы против них самих. Кемалистов нельзя каким-либо образом обвинить в "терроризме". Это бы сильно бросалось в глаза.

Кто же голосовал за Эрдогана? Это те, кто безоговорочно поддерживает турецкого лидера. Также националистически настроенные турки. Но не все националисты проголосовали за поправки, отсюда такой маленький процент.

Судя по результатам, часть электората правящей партии не стала голосовать за поправки. Если говорить о курдах – они также голосуют за Эрдогана. Речь идёт о религиозных курдах, которые больше привязаны к вере, а не только к этническим корням. Им чужды левые, социалистические идеи. Не будем забывать, что в Турции на протяжении десятков лет велась активная пропаганда против коммунистических идей. Ничего, кроме кемализма, ну можно быть мусульманином у себя в деревне или дома. И даже термин "коммунизм" находился под запретом. Вы не могли бы зарегистрировать партию под таким названием. Это укоренилось в сознании турок. Поэтому они не могут взять и массово поддержать левацкую прокурдскую Демократическую партию народов, со-председателей которой власти сейчас обвиняют в симпатиях к Рабочей партии Курдистана.

В 2015 году курды также поддерживали Эрдогана в том числе и за то, что надеялись на решение курдского вопроса. На июньских выборах в 2015-ом прокурдская партия набрала 13%. Но потом началась странная активность со стороны РПК, которая привела к утрате 3% электората. Эрдоган стал использовать в ответ националистическую риторику, принялся игнорировать курдский вопрос. Так он завоевал голоса турок, которые не могли определиться с политическим выбором или не понимали, что на их чаяния может ответить только партия имеющая большинство. Так спустя 5 месяцев после июньский выборов Партия справедливости и развития набрала еще 8% голосов и смогла в одиночку сформировать правительство. Тогда люди проголосовали из страха, что террор продолжиться. Но он до сих пор не утих". 

 

Яшар Ниязбаев - главный редактор "Московский комсомолец в Турции" ("МК-Турция"), специально для Экспертной трибуны "Реалист"