Наталья Ивкина: Баталии в ООН по Сирии – беседа слепого с глухонемым

Москва, 13.04.2018, 17:06

Страны ЕС и США будут действовать по принципу – "сначала назначим виновного, а потом будем доказывать его вину", отмечает эксперт

Василий Небензя и Никки Хейли. Иллюстрация: РИА Новости

 

5 апреля 2018 г. по инициативе России в Нью-Йорке прошла экстренная сессия заседания Совета Безопасности ООН. На повестке дня стоял вопрос об отравлении в Солсбери бывшего российского военного разведчика Сергея Скрипаля, осуществляющего шпионскую деятельность в угоду британским властям. С момент происшествия Великобритания упорно и бездоказательно обвиняет Россию в использовании против Скрипаля и его дочери нервно-паралитического газа "Новичок". В течение месяца российская сторона пытается добиться получения информации о состоянии пострадавших российских граждан, а также помочь в раскрытии этого дела. Однако Великобритания не идет ни на какие контакты, более того по ее инициативе была организована целая кампания в Европе против российских дипломатов.

Обращение в ООН стало единственным возможным шагом для прояснения ситуации непосредственно со стороной-участницей данного конфликта. Великобритания предпочитает вести закулисную игру и не идет на прямой контакт. Кроме того, созыв чрезвычайной сессии призван пресечь попытки Великобритании искусственно создавать в мире антироссийские настроения. Стенограммы выступлений постоянных и непостоянных членов СБ ООН уже появились на официальном сайте организации.

Для начала стоит отметить, что помимо постоянных членов, в состав СБ ООН входят 10 непостоянных членов, среди который сейчас Боливия, Казахстан, Кот-д’Ивуар, Кувейт, Нидерланды, Польша, Перу, Швеция и Экваториальная Гвинея. Страны представляют собой различные регионы мира, поэтому анализ их позиций может показать как отношение к конкретной проблеме по "делу Скрипаля", так и в целом отношение к России.

В общем виде комментарии представителей вышеперечисленных стран можно условно разделить на две группы: первая группа – страны, отрыто обвиняющие Россию в применении химического оружия и призывающие всех это осудить (Великобритания, США, Франция, Швеция, Польша, Нидерланды), вторая группа призывает всех сотрудничать в предотвращении применения химического оружия (Россия, Казахстан, Эфиопия, Китай, Кувейт, Боливия, Экваториальная Гвинея, Кот-д’Ивуар). Ряд стран второй группы косвенно дают понять, что необходимо действительно расследовать это происшествие, а не голословно обвинять в нем Россию.

Как видно, мнения разделились: шесть западных стран (в том числе 3 постоянных члена СБ ООН) ратуют за то, чтобы назначить Россию виновной, несмотря на отсутствие каких-либо доказательств этого. Рассматривая особенности позиций каждой из стран первой группы следует обратить внимание на то, что они игнорируют такой важный принцип, как "презумпция невиновности". Доказательств против российской стороны никто предъявить не может, но официальные лица уже утверждают, что она виновна. И если Великобритания и США, как страны англо-саксонского мира, не зафиксировали этот принцип в национальном законодательстве, то Франция является континентальным европейским государством и в уголовном судопроизводстве, а также Гражданском кодексе есть статьи, которые подтверждают приверженность недопущению обвинения кого-либо в совершении преступления без неопровержимых доказательств. Кроме того, в статье 48 хартии Европейского союза по правам человека также есть подтверждение солидарности европейских стран данному принципу. Учитывая, что только Великобритания и Польша отказались от подписания, то позиции Швеции и Нидерландов также идут вразрез уже с нормами европейского права.

Шесть стран (в том числе 1 постоянный член СБ ООН) второй группы не обвиняют открыто Россию. Часто представители даже не упоминают в выступлении название страны, лишь выражают беспокойство, что химическое оружие было применено. Страны Африки и Латинской Америки, имеющие связи как с западными странами, так и с Россией, придерживались нейтральной позиции. Однако по некоторым особенностям формулировок позиции можно сделать выводы об их негласном мнении. Так в выступлениях превалировали выражения "необходимость проведения независимого расследования", "стороны должны сотрудничать", "страны должны провести консультации", "необходимо избежать политизации проблемы", "соблюдение норм международного права", "сотрудничество по дипломатическим каналам", "справедливые факты". Именно к этому Россия призывает Великобританию. В отличие от британских коллег, российские дипломаты готовы идти на сотрудничество, проводить совместное независимое расследование. Можно говорить о том, что страны второй группы в завуалированной форме подтверждают, что отсутствие реальных доказательств виновности России в этом инциденте не дает возможности открыто ее критиковать.

И только Казахстан сделал робкую попытку встать на сторону России, заявив: "мы ожидаем публикации конкретных фактов и доказательств, подтверждающих использование любых видов химического оружия и участия отдельных лиц, государственных и негосударственных субъектов, а также беспристрастного расследования в соответствии с нормами международного права". Данное заявление не может быть классифицировано исключительно как пророссийское, однако именно оно в большей степени отражает недоверие стран второй группы к обвинениям в адрес России.

В контексте этого, возникает вопрос, почему позицию стран второй группы можно выделить лишь по косвенным признакам? Почему самостоятельные, суверенные государства не могут открыто выразить солидарность с Россией и недоверие Великобритании, которая провоцирует конфликт. Ответ на этот вопрос кроется в том, что страны-члены ООН не всегда выражают именно свою позицию, часто это позиция созданной коалиции или наиболее сильного государства отдельного региона. Система "одна страна – один голос" уже давно стала формальностью. Более сильные и влиятельные государства фактически манипулируют голосами стран третьего мира, стараясь заручиться их поддержкой. Эта стратегия характерна в большей степени для стран англо-саксонского мира.

Данное предположение можно проверить с помощью сравнения голосования действующих стран-членов СБ ООН с их голосование в Генеральной Ассамблее ООН в различных комитетах по ряду основных резолюций. В таблице хорошо видно, что страны первой группы голосовали практически идентично, что говорит об их единодушии в решении всех вопросов. Но это вовсе не означает, что их голосование совпадает с реальными устремлениями каждой конкретной страны. Например, Франция воздержалась по резолюции об осуществлении неотъемлемых прав палестинского народа, хотя с 2014 г. во французских дипломатических кругах всерьез обсуждается возможность признания Палестины. Но открытой поддержки палестинский народ от Франции не скоро дождется. Это пойдет вразрез с политикой США на Ближнем Востоке, а значит нарушит слаженные действия западной коалиции. Следовательно говорить о свободе выбора данного европейского государства не приходится.

Ещё один пример связан с ядерным оружием. Вполне понятно, почему ядерные страны первой группы голосуют против ядерного разоружения и запрещения применения ядерного оружия. Но, почему неядерные страны, такие как Польша, Швеция и Нидерланды, солидарны с ними? Бывший министр иностранных дел Швеции Карл Бильдт неоднократно делал заявления о том, что надо постепенно снижать ядерный потенциал стран, обладающих данным видом вооружения, так как систематически увеличивается пропасть между ядерными и неядерными странами. Стоит также учитывать, что Швеция не является членом НАТО, а значит даже формально не может рассчитывать на поддержку ядерных стран Запада. Но все же по резолюциям, связанным с запрещением ядерного оружия, Швеция голосует против, поддерживая невыгодную для себя позицию ядерных стран.

В свою очередь, позиции Польши и Нидерландов (не самых потенциально сильных европейских стран) также вызывают сомнения относительно свободы выбора. Вряд ли они всерьез рассчитывают на то, что США или любая другая ядерная европейская страна прикроет их своим "ядерным зонтиком". Великобритания и Франция просто не имеют такой возможности, а США на деле еще ни разу не доказали свои заявления о поддержке ближайших партнеров.

Страны второй группы хоть и голосовали не так единодушно, но все же оказались более консолидированы друг с другом, чем со странами первой группы. Их голоса более приближены к реальной позиции каждой из стран. Единственное, что вызывает некоторую настороженность – это подход Китая. Наблюдается некий дисбаланс между его позицией в СБ ООН по "делу Скрипаля", в которой Китай заверял международное сообщество в том, что он категорически против применения химического оружия, и его позицией в ГА, где он не поддержал Конвенцию о запрещении разработки, производства, накопления и применения химического оружия и о его уничтожении.

В результате стоит ещё раз отметить, что инициированное Россией экстренное заседание Совета Безопасности ООН, анализ позиций постоянных членов, а также действующих непостоянных членов показали, что Москва имеет косвенную поддержку среди стран нескольких регионов мира. Но открытой солидарности ждать не стоит. Большинство стран не свободны в своем выборе, на них влияет наличие связей с рядом антироссийски настроенных мировых лидеров. Это доказывает, что механизмы ООН постепенно изживают себя и более того, институты ООН становятся инструментами в руках США и Великобритании. Экстренное заседание СБ ООН 5 апреля 2018 г. по сфабрикованному "делу Скрипаля" стало убедительным тому доказательством. Самой яркой иллюстрацией заседания стало заявление французского представителя в СБ ООН Франсуа Делатерра: "Оправдываться придется тому, на кого указывают большинство свидетелей. Это Россия". Это означает, что страны ЕС и США будут продолжать действовать по принципу "сначала назначим виновного, а потом будем доказывать его вину". И именно России волей-неволей придется взять на себя роль того государства, которое возглавит борьбу с таким подходом к международным отношениям и международной безопасности.

 

Наталья Ивкина – магистр в области международных отношений, специально для ИА "Реалист"

Çàãðóçêà...