Yandex Zen Подписывайтесь на нашу страницу в Facebook

Хизриева: Распад СССР продолжил Вторую мировую войну на Ближнем Востоке

Москва, 15.09.2019, 13:48

После войны в Европе нацистам выжить было непросто, и эти «мигранты», в том числе и бывшие сослуживцы фельдмаршала Роммеля, хлынули на Ближний Восток, где нашли работу в спецслужбах и военных ведомствах: многие из них приняли ислам и вошли в организацию «Братья-мусульмане»*

Эрвин Роммель с солдатами. Фото: globallookpress.com

 

Интервью
 

ИА «Реалист»: Американцы активно продвигают идею создания «арабского НАТО». Сами арабы в проект не верят. Однако с учетом иранского фактора США пытаются его реанимировать. В проекте заинтересован и Израиль. Как Вы оцениваете перспективы данного объединения?

Речь идет о новом проекте Международного института стратегических исследований. Его поддерживает лично президент США, на «рабочем столе» которого немало новых проектов подобного рода. Заявления по поводу того или иного проекта то и дело озвучиваются им с самых различных площадок. В результате создаётся впечатление, что все они реформаторские, глобальные, с большой стратегической глубиной и все до одного служат для преобразования мира.

Первый вопрос, который возникает по этому поводу – успеет ли президент США выполнить хотя бы часть намеченного. Не будем задаваться вопросом о том, почему о создании «арабского НАТО» заявлено так громко. Ответ очевиден. Усталость от привязки всех национальных экономик к доллару, привязанному в свою очередь к ближневосточной нефти, у мира слишком велика. Его надо вдохновить.

Теперь по существу вопроса. «Арабское НАТО» должно быть одобрено обычным НАТО, потому что НАТО – это военный союз, а не филантропический фонд. Захотят ли страны уже существующего НАТО участвовать в создании новых угроз на Ближнем Востоке, после политических ошибок США в Египте, Ливии, Сирии и Турции – неизвестно. У Европы, например, есть резервная валюта. У Великобритании - фунт. Зачем им «арабское НАТО», которое, как известно, без уже имеющегося НАТО существовать не сможет. Что такого серьезного происходит сегодня на Ближнем Востоке, чтобы эти арабские страны, оставив свои разногласия, захотели бы вдруг объединиться и начать за что-то воевать?

Ближайшая к арабскому миру страна НАТО как географически, так и исторически – Турция. Ее для участия в этом проекте не приглашают. Все это говорит о какой-то загадочной стратегии, при которой интересы США и их истинных стратегических партнеров в этой части мира – Израиль должны будут обслужить арабы, потому что турки уже не хотят.

Далее. Подобного рода проекты по объединению различных арабских стран на Ближнем Востоке предлагались неоднократно: панарабизм, социализм, «арабская холодная война», ИГИЛ* (организация, деятельность которой запрещена на территории РФ), наконец. Ни один из них ничего хорошего не дал Арабскому Востоку. Понятно, что имеется в виду не столько «арабское НАТО», сколько «суннитское НАТО».

Никто не скрывает, что проект направлен против Ирана, как в свое время поддержанный США ихванский проект «арабской холодной войны» был направлен против СССР и его союзников в регионе: Египта, Сирии, Йемена. Сегодня Египет, едва опомнившийся после череды драматических событий, приглашают принять участие в новой авантюре, проецируя на весь мир картинку, которая призвана повествовать о том, что арабский мир созрел до собственного НАТО и открытого противостояния с шиитским миром. Хочется тут же задать вопрос о том, достаточно ли проработан этот вопрос с шиитским населением предполагаемых стран-участниц проекта?

Страны предполагаемого «арабского НАТО»

Пойдем еще дальше и зададимся вопросом об устойчивости «суннитского НАТО». Не противоречит ли он новому курсу той страны, которая является, по мысли проектантов, становым хребтом нового военного альянса, а именно - королевства Саудовская Аравия. Куда заведет этого партнера США участие в проекте, у которого нет племенной поддержки. Ведь никаких устойчивых политических образований вне исторически сложившихся, существовавших на этих территориях веками и продолжающих существовать до сих пор не сложилось. Не существует никакой саудовской политической и гражданской нации, сколько бы об этом не говорили …большевики.

Ну, или ваххабитское духовенство. Но даже сами американцы уже относят королевство к уязвимым государствам. И дело тут не в экономике. В странах с плохими экономиками может не быть больших проблем, кроме бедности, с которой общество находит силы бороться, если оно консолидировано. Это меньшая проблема из всех возможных. В королевстве другая проблема. Она связана с углубляющейся фрагментацией этноконфессионального и внутриполитического пространства. Сегодня нет никакого общего вектора, который задавался в свое время договором между религиозным кланом Мухаммада ибн Абдуль-Ваххаба и отдельным племенным вождем, ставшим монархом. Этот вектор на грани разрушения и будет разрушен, сколько бы не вкладывалось в подобные проекты денег, сил и старания.

Ведь любой из племенных лидеров может приподнять бровь и спросить: «А есть ли место в этом военном альянсе всем остальным?». Мир уже один раз сталкивался в этом регионе с попыткой создать «суннитское НАТО» - ИГИЛ*. «Исламское государство»* – стопроцентная попытка создания такого силового проекта. Ничего не вышло. И вот опять такая обычная для американского политического проектирования попытка: «А давайте сначала попробуем все неправильные способы, а потом из всего этого как-то сам собой возникнет один правильный. Может, что и получится. А если нет, то «плюнем на все» и уйдём из региона. Потому что мы далеко за океаном. Нас не касаются проблемы индейцев, потому что мы шерифы».

Ещё один аргумент, добавляющий скептицизма по поводу проекта. Соединение концепция «ваххабизма» и инклюзивного общества, согласно которой все радуются неожиданному появлению новых участников в сложившейся за почти сто лет системе управления – нонсенс. Ваххабиты не считают шиитов мусульманами, относят их к «кяфирам», то есть людям, подлежащим уничтожению, и они не станут сидеть с ними в одном правительстве.

Переломить волю ваххабитских улемов будет не так уж и легко, если вообще возможно. Им и так уже преподносят неприемлемую для них идею о том, что все граждане Саудовской Аравии имеют право на участие в жизни страны. Да, на заре формирования саудовской государственности шииты находились в более или менее равноправном диалоге с аль-Саудами. Но сегодня вернуться к этим временам будет нелегко. И тут посреди всего этого «инновационного банкета» вдруг, как коктейль Молотова, вбрасывается «примирительный» проект суннитского НАТО. А не возгорится ли из этой искры какое-нибудь патриотическое пламя, любовь к родной земле, народу и вере в душах истинно верующих шиитов? Не захотят ли они обратиться к поддержке «иранского мира», который и более открытый, и более сплоченный, и более толерантный, и более интеллектуальный, чем тот, в котором правит идеологи ваххабизма. Вопрос риторический.

Аналитики, работающие «в поле», постоянно твердят нам о том, что наблюдаемый ими мир фрагментирован, расколот на множество этноконфессиональных, порой взаимозависимых и участвующих в традиционном для региона разделении труда групп, не видят пользы для региона в результате внедрения этого проекта. Территория, на которой значимость группы определяется не ее числом, а укоренененностью в сети межплеменных отношений, представляющей собой бесконечный континуум взаимодействия всех со всеми, не может быть отформатирована в рамках одного проекта. Мы живем не во времена Лоуренса Аравийского и Гертруды Белл. Проектам такого рода на Ближнем Востоке никто уже слепо не доверяет.

ИА «Реалист»: Когда началось инкорпорирование шиитов во власть в Саудовской Аравии?

Шииты живут на нефтеносных землях с первых дней построения саудовской государственности, это их традиционные земли. После распада Османской империи они делали попытку найти общий язык с аль-Саудами. И в целом со взаимодействием с салафитами у них дела шли неплохо до тех пор, пока страна была одним из самых бедных государств мира. После Второй мировой войны в Европе восстановился мир и для доллара США возникла угроза. После переговоров 14 февраля 1945 г. между Франклином Д. Рузвельтом (президент США прибыл на встречу прямиком из Ялты) и королем Аль-Саудом, которые состоялись на корабле «Куинси», между ними было достигнуто соглашение о том, что доллар США будет обеспечивать саудовская нефть и нефть других стран Аравийского полуострова. Так начался экономический подъем стран Персидского залива. Никакие лишние акционеры в лице шиитов или еще кого бы то ни было королю стали не нужны.

В то же время Советский Союз взял курс на борьбу с колониализмом и начал продвижение на Ближнем Востоке, а в 1948 г. США по сути объявили СССР «холодную войну». До недавнего времени знание о том, что имела место и арабская холодная война», не было широко известно, о ней старались не говорить. Но от этого она не становилась менее опасной.

Саудиты сами были небольшими специалистами в деле контрпропаганды, они «пригласили» в КСА пропагандистов организации «Ихван-уль-Муслимун» («Братья-Мусульмане»)*. В то время против них проводились репрессии в Египте. Запад и сам поддерживал эту организацию тем, что принимал ее членов как политических беженцев из ближневосточных стран «социалистической ориентации» и попросил саудитов включиться в эту политическую игру. И они включились в тот момент, когда Йемен стал демонстрировать сближение с СССР.

Угроза была очевидной: атеистическое государство было «у ворот» государства строгого монотеизма. Кроме того, это была монархия, а о трагических судьбах русских монархов и аристократов знал весь мир. Стало ясно, что ситуация складывается не очень хорошо. Ведь и само королевство сталкивалось с увлечением истых ваххабитов большевизмом и попытками «ваххабитской бедноты» ограничить ее власть. Это восстание было подавлено аль-Саудом с помощью англичан.

Словом, в 1940-е гг. Эр-Рияде не понимали, как бороться с врагом на таком сложном идеологическом фронте и пригласили опытных египетских «Братьев-мусульман», которые давно и хорошо боролись против модернизации Египта в духе социализма-баасизма и которых поддерживал Запад.

Есть еще одна малоприятная «тайна» во всей этой истории. Мы все помним о фельдмаршале Эрвине Роммеле, музей которого до сих пор имеется в Тунисе. После войны в Европе нацистам выжить было непросто, и эти «мигранты», в том числе и бывшие сослуживцы Роммеля, хлынули на Ближний Восток. Одни нашли работу в спецслужбах и военных ведомствах стран региона, многие из них приняли ислам. Многие из них вошли в организацию «Братья-мусульмане»*. Это был широко известный факт.

Эрвин Роммель за картой

12 февраля 1949 года при странных обстоятельствах был убит основатель «Братьев-мусульман» Хасан ибн Ахмад аль-Банна, который не доверял нацистской Германии и нацистам, не очень жаловал муфтия Иерусалима. Думаю, что широкое участие «Братьев-мусульман» и запрос на них в качестве контрпропагандистов на религиозном фронте, а также претензии ваххабизма на мировое господство как-то связаны с этим комплексом обстоятельств. Похоже, все это послужило началом участия саудитов в «арабской холодной войны».

Вторая мировая война как бы обрела второе дыхание на Ближнем Востоке и активизировалась после развала СССР, а затем оформилась в виде претензий ваххабизма на мировое господство. Наследный принц очень изящно высказался по этому поводу: «Нас попросил Запад».

Теперь мы можем подойти к ответу: «Почему у арабов никак не получается объединиться самостоятельно?». Это происходит потому, что у стран небольшой консолидационный национальный ресурс. Все эти страны, несмотря на всю свою древнюю историю, всегда находились в составе той или иной империи. Как национальные государства, они «выпекались не на своих дрожжах».

Кроме того, у стран Персидского залива проблема заключается также и в том, что местное население почти никогда и ничего не делает своими руками, а руками специалистов из других государств.

Во-вторых, глубока фрагментация внутри конфессионального поля этих стран. В-третьих, при принятии решения приоритетным являются религиозные аргументы, а порой и просто межличностные отношения. Все это вместе играет большую роль.

Но есть и хорошие новости: велика и глубока историческая правда за каждой из этноконфессиональных групп этого региона, неоспоримо право каждой из них участвовать в решениях общих судеб. Это огромный нераскрытый потенциал, которым никогда не смогут в полной мере воспользоваться чужаки. А нефть здесь стоит на третьем месте. Экономика, общество и политика многих будущих стран-участниц проекта «арабского НАТО», вопреки распространенным о них представлениям, держатся не только на нефти.

* - организация, деятельность которой запрещена на территории РФ

 

Галина Хизриева – старший научный сотрудник Лаборатории деструктологии МГЛУ, специально для ИА «Реалист»

 

Интервью состоялось на полях проекта «Ближний Восток. Межнациональный мир и межрелигиозное согласие».

Çàãðóçêà...