Денис Дворников: Все слухи про Андрея Воробьева – чушь

Москва, 12.12.2017, 06:56

В течение трех с половиной лет Денис Дворников, член Общественной палаты Российской Федерации четвертого созыва, публицист, активист народной дипломатии, работал в качестве спичрайтера губернатора Московской области. Ровно полгода назад Дворников перешел на работу в Москву. Но только сейчас согласился дать небольшое интервью о том, как ему работалось в команде подмосковного губернатора, об особенностях профессии спичрайтера, о том, как делается политика в Московской области.

Андрей Воробьев. Иллюстрация: Пресс-служба губернатора Московской области

 

"Реалист": Расскажите о работе политического спичрайтера в России, о вашем приходе в профессию. Что самое трудное в ней? Что нужно, чтобы стать идеальным писателем для губернатора российского региона или федерального министра?

 

Денис Дворников: Думаю, что у каждого спичрайтера свой путь. Это не та профессия, о которой мечтают с детства. Трудно представить себе человека, который поступает в вуз, чтобы стать автором текстов публичных выступлений для кого-то из политиков или бизнесменов. Тем не менее, профессия – очень интересная. Каждый специалист, который поймал эту писательскую волну – уникален и востребован. Мой путь был парадоксальный. До прихода в Московскую область я сам был публичной фигурой, объездил с выступлениями все федеральные округа, ближнее и дальнее зарубежье. Выступал и в непризнанных постсоветских республиках, и в респектабельных залах Еврокомиссии, и в университетах Великобритании. В какой-то момент я "наелся" общественной деятельности и почувствовал потребность в работе внутри государственного аппарата. Захотелось ощутить, потрогать, как работает эта машина. Очень кстати поступило предложение войти в команду Андрея Воробьева. У нас оказался общий друг в судейском сообществе, который и порекомендовал меня. Самое трудное было отказаться от своего "я" в текстах. Главная ошибка начинающего спичрайтера – писать от себя, своей лексикой, через своё мировоззрение. Спичрайтер – это не про себя, это про человека, для которого ты пишешь. Три с половиной года я в каком-то смысле был Андреем Воробьевым. С 9 утра до 23:00 вечера. Иногда дольше. С перерывом на обед и иногда на  собственные проекты. Идеальный спичрайтер – это человек, который умеет почувствовать своего руководителя или клиента. Даже если часто приходится работать опосредованно и получать правки и пожелания через третьих лиц. При этом, очень важно иметь широкий кругозор, быть в курсе событий за пределами кабинета, писать на другие темы, чтобы рука и голова всегда были в тонусе. Думаю, что хороший райтер всегда ведет блог или пишет книгу. Переключается с основной работы, чтобы вернуться в неё с новыми идеями. В общем, спичрайтер – это состояние.

 

"Реалист": Этому можно научиться?

 

Денис Дворников: Вполне. Очень многие вещи в подготовке текстов выступлений имеют методологию, техническую основу, свод непреложных правил и принципов, которые можно освоить. Более того, я считаю, что учиться этому нужно любому государственному, региональному или муниципальному чиновнику, кто выступает сам или чей начальник регулярно участвует в публичных мероприятиях, совещаниях и собраниях. Я знаю, что многим министрам, начальникам департаментов, в том числе регионального звена, тезисы готовят их подчиненные, но часто делают это плохо, непрофессионально. Речи затянуты, перегружены. Кто-то вообще путает жанры и вместо выступления пишет "статью", которая на слух не воспринимается. И таким выступлением можно запороть работу государственного органа. Ведь публичная речь – это важнейший элемент коммуникации, от которого зависит благополучие целых отраслей и вообще государства. Обидно, когда и мысль есть, и фактура интересная, а речь невозможно слушать. Так что учиться основам спичрайтинга надо обязательно. Каждому образованному человеку.

Денис Дворников

 

"Реалист": В чем была особенность работы именно с Андреем Воробьевым?

 

Денис Дворников: Интенсивность и широченный круг вопросов. Мы писали по три-четыре текста каждый день. Причем, один из них, например, для совещания с правоохрнителями, другой - на тему развития сельского хозяйства, а третий – о строительстве перинатальных центров. У Воробьева очень серьезное требование к качеству фактуры. Много времени уходит на сверку цифр, показателей, перепроверку данных, получаемых от министерств. У каждого ведомства своя специфика. У каждого муниципалитета тоже свои «погремушки», нужно перепроверять, пересчитывать, переспрашивать. Губернатор терпеть не может воды в речи. Каждая строка должна иметь смысл. При этом, чаще всего наши тексты работали как вспомогательный материал. Говорил он от себя. У Андрея Воробьева очень хорошая память. Мы передавали ему тексты в формате А5 на плотной бумаге. Ему достаточно просмотреть их, перелистать, после этого он выдает уже свое собственное выступление. Кстати, я говорю "мы", потому что у нас был мощный и слаженный коллектив – референтура. Это отдельная интеллектуальная лаборатория внутри администрации губернатора. Я убежден, что по качеству работы наша референтура не уступила бы президентской. Мы вместе, по сути, искали правильную интонацию и алгоритм текстовой работы. По началу, в 2013 году сидели над каждым приветственным адресом до ночи, перебирая синонимы, формы обращения, спорили по поводу стилистики, нюансов, политических моментов. Но достаточно быстро удалось настроить текстовый поток, распределить функционал, постоянно находить новые формы аналитического обеспечения. Было очень грустно уходить из такого коллектива, но сыграли роль личные обстоятельства.

 

"Реалист": Какие еще особенности личности губернатора Подмосковья вы для себя отметили?

 

Денис Дворников: Например, я знаю, что он лично читает письма, которые приходят от жителей на его почту. Может в два часа ночи разбудить министра ЖКХ и спросить у него, почему у Марьи Семеновны в Ногинске отломан почтовый ящик в подъезде. Человек искренний в своих убеждениях, очень старается развиваться, несмотря на жесткий график. Если в разговоре услышал про какую-то книгу, о которой он не знал, то обязательно ее найдет и прочитает. Гоняет подчиненных как сидоровых коз – не без этого. И, честно говоря, по делу. Может и на доступном русском языке объяснить, что руководитель ведомства, мягко говоря, был неправ. Воробьев – сам себе технолог. Насколько я видел, большого доверия к армии советчиков он не испытывает, все решет сам, вплоть до дизайна презентаций и информационных материалов. Вопрос в том, что Московская область – самый сложный регион для управления в России. Сопротивление идет по всем фронтам. Огромный разброс ландшафтов и переплетение всевозможных интересов. Мегаполисы, сёла, оборонные предприятия, федеральные трассы, военные городки, старорежимные поликлиники, аварийный жилой фонд, дольщики, застройщики. Нужны железные нервы и воля, чтобы добиваться результата.

Сергей Шойгу и Андрей Воробьев. Иллюстрация: РИАМО

 

"Реалист": Что можете сказать о слухах об отставке, а также о состоянии здоровья Андрея Воробьева?

 

Денис Дворников: Слухи эти однотипные, хоть и повторяются в разных вариантах до сих пор. Я примерно представляю, кто их генерирует. Но самое главное – это чушь полная. Губернатора то сватали в МЧС, то еще куда-то или просто в отставку, но это всегда были беспомощные попытки получить "инсайдерский хайп". Конспирология, помноженная на аппаратные интриги. Если какие-то изменения в его карьере произойдут, то все телеграммные аналитики узнают об этом из серьезных газет. Воробьев – представитель мощной группы влияния в стране, он всегда под ударом. Тоже самое касается и слухов о здоровье. Когда начались эти публикации, что губернатор якобы тяжело болеет, мы не успевали пойти пообедать, потому что этот же самый губернатор каждую неделю устраивал марафон публичных мероприятий, совещаний, встреч с жителями, выездов, вылетов. Поверьте, со здоровьем там все в порядке, более чем. Так что это тоже были чистой воды манипуляции.

 

Денис Дворников – публицист, спичрайтер губернатора Московской области Андрея Воробьева (2013-2017 гг.), автор международных культурных и образовательных проектов, специально для Информационного агентства "Реалист"

Çàãðóçêà...