Анатолий Хутин: Могильщики Великого Октября рано торжествуют, они сами в зоне банкротства

Москва, 05.12.2017, 12:50

Октябрьская Революция живёт – советский человек не погиб под развалинами "перестройки" и "демократических реформ"

Великая Октябрьская социалистическая революция, которую сегодня любят уподоблять перевороту, была именно Великой и именно Революцией, ибо она изменила экономические, политические, социальные, а главное – нравственные основы бывшего капиталистического общества. Она предложила в качестве государственной программы новый способ сосуществления людей, который оказался близок нашему народному веками сложившемуся мировоззрению, с его тягой к коллективизму, с его стремлением решать все вопросы соборно сообща, так сказать, на миру, с его уважением, главное к человеческому труду, к человеку с большой буквы. Вспоминаю пьесу великого А.М. Горького "На дне": "Когда труд – удовольствие, жизнь хороша".

И мы действительно стали страной человека труда. Что самое прекрасное, что в труде нет соперников. Труд породил при социализме новую общность людей – советский народ и чтобы не говорили, этот народ существует и сейчас.

В наших молодых и горячих сердцах, – вспоминал легендарный летчик Алексей Маресьев, – горел огонь патриотизма, кипело чувство ответственности за порученное дело. Комсомольцы были в первых рядах строительства нового общества. Они строили города, такие как Комсомольск – на Амуре, Ангарск, Братск, Магнитогорск, и многие другие города и крупнейшие промышленные предприятия и гидростанции и крупнейшие промышленные предприятия, гидростанции и атомные электростанции.

После Великой Отечественной Войны – продолжал Маресьев – писатель Борис Полевой познакомил меня с американским журналистом, который, прочитав "Повесть о настоящем человеке", не поверил, что герой книги – лицо реальное.

– Того, что описал Полевой не было и не могло быть, – утверждал он. Я сам вожу самолет и знаю, какая это тонкая машина – военный истребитель, – приводил свои доводы американец.

– Ведь даже когда летчик волнуется, учащенное биение его пульса передается на штурвал. А Маресьев летает, не имея ног. И не только летает, а сражаться, и не только сражается, но сбивает фашистских асов. Это раз. Второе. Допустим, что этот человек сделал все, что действительно описано в книги, совершил невероятное. Во имя чего он старался?

Если бы его после этого сделали, ну скажем генералом или совладельцем какой-нибудь фирмы или если бы он женился на кинозвезде, ему было бы для чего стараться. А писатель Полевой утверждает, что старался он лишь для того, чтобы в своем прежнем звании старшего лейтенанта вернуться на самолет, снова и снова рисковать жизнью. Но кого же из людей увлечет такой стимул?

Резонно было спросить американца, а каким стимулом руководствовался Александр Матросов, закрывший своей грудью амбразуру вражеского дзота? Или Виктор Талалихин, протаранивший ночью немецкий бомбардировщик, пытавшийся прорваться к Москве?

Не за деньги, не за награды и не за особые привилегии сражались советские люди с врагами. Они шли на смертный бой за родную землю, за нашу родную советскую власть – власть трудящихся. И если уж искать истоки героизма советского человека, то прежде всего в его любви к Родине и желанию до конца служить ей.

Как-то иностранные журналисты задали вопрос матери первого космонавта СССР Юрия Гагарина – Анне Тимофеевне: "Как вы думаете, чем ваша советская жизнь отличается от жизни в капиталистических странах?

– Сама я за границей не была, – ответила Анна Тимофеевна, – а вот Юра, как вы знаете, весь мир объехал. И он часто мне рассказывал о тех капиталистических странах, где побывал. Всегда он гордился тем, что рассказывает там о Советском Союзе, помогает понять нашу страну. Встречали его везде хорошо, торжественно. Но вот он мне признался:

– Знаешь, мама, чем дальше езжу, тем больше скучаю. В гостях хорошо, а дома лучше. И, думаю я, что прав он был, когда сказал:

– Там у них каждый в одиночку. И там человек может достичь высот, стать знаменитым. Но нашей артельности они не знают".

На Западе никогда не поймут причин потрясшего весь мир социального творчества советских людей в годы первых пятилеток, Великой Отечественной Войны и после военного возрождения Страны советов.

Главная причина массового трудового героизма заключалась в свободном труде по найму у советского государства. Свободный труд по найму – это непонятно всем, кто не проник в суть советской жизни. А суть её можно выразить нравственной формулой великого советского педагога А.С. Макаренко: "Как можно больше требование к человеку, как можно больше уважение к нему".

Советское государство и советское общество много требовало от каждого труженика – требовали не только самопожертвования, но и творчество в труде. Но и уважение к нему, труженику, было наивысшим – героев труда знала вся страна. Можно сказать, что шахтер Алексей Стаханов и трактористка Паша Ангелина могли "состязаться" в известности и с президентом Академии наук СССР, и с великими советскими артистами Николаем Черкасовым, Сергеем Лемешевым. Всемирная история не знала такого прославления человека труда в искусстве, которое мы находим в советском искусстве, в особенности в кино, доступном многомиллионной аудитории.

Только в стране, где общественно значимый труд стал мерилом ценности человека оказалось возможным практически свести на нет такое страшное зло, как уголовная преступность.

Граждане СССР – это звучало гордо! Звучало патриотично. Любовь к Родине оказалась непреходящей ценностью не только для людей старшего поколения, но и для встретивших свою юность граждан Советского Союза.

Октябрьская революция родила: Сергея Лазо, Михаила Фрунзе, Щорса, Чапаева, Жукова, Горького, Шолохова, Туполева, Королева, Матросова, Гагарина, Малинину, Гаганову и многих, многих других, вышедших из разных сфер трудовой и общественно-политической жизни нашей страны.

Эти люди вышли не из элиты сытых господ, нет! Они родились в крестьянских хатах и коммунальных квартирах. И, наверное, каждый из них мог бы сказать подобно поэту Сергею Есенину, что талант его взращен советской действительностью:

"Ну, скажи на милость, что бы представлял я из себя, если бы не случилось Октябрьской революции? Я за Советскую власть, без Советов я ничто!"

– Как бы повернулась моя жизнь, – вспоминал маршал советского союза Георгий Жуков, – не совершись Октябрьская революция! Революция дала мне возможность прожить совершенно иную жизнь, яркую, интересную, полную сильных переживаний и больших дел. Я всегда чувствовал, что нужен людям, что постоянно им должен. А что, если думать о смысле человеческой жизни, самое главное? Моя судьба – лишь маленький пример в общей судьбе советского народа.

Каждому человеку революция дала возможность пробовать силы, искать, сознавать себя частью созидательной мощи народа. И когда пришел час защищать это главное завоевание, люди знали, за что сражаются.

Сыну рабочего – железнодорожника в царские времена – не раз говорил Иван Христофорович Баграмян, – нечего было и думать о том, чтобы попасть в офицерский корпус. О маршальском звании и мечтать я не мог. И все-таки рядовой стал маршалом.

Революция – подчеркивал Иван Христофорович, – была поворотным этапом всей моей жизни. С неё, по существу, и началась моя "маршальская биография".

"Можно не быть коммунистом, но невозможно откреститься от своего прошлого, – так писал один из журналистов. – Забвение своего советского прошлого – духовная смерть любого советского человека. Как можно позабыть веселые новогодние елки, программу "В гостях у сказки", исторические победы советского хоккея, прекрасную Любовь Орлову, поющую "Здравствуй страна героев, страна мечтателей, страна ученых".

В какой темный угол запрятать первомайские и октябрьские демонстрации, на которые ходили трудовые коллективы, демонстрируя солидарность и трудовые достижения, как забыть (сейчас-то особенно) ключи от квартир, что лежали под ковриком перед входной дверью в отсутствии хозяев. А терроризм – исключительно за рубежом и в телевизоре, а победа наших отцов и дедов, а бесплатные школьные учебники, а медицина, лучшая в мире по свидетельству Всемирной организации здравоохранения. Каждый был уверен, что в любом конце страны тебя не оставят без медицинской помощи и не спросят ни о каком полисе.

И, кстати, долететь до этого любого конца страны мог каждый работающий человек, а безработных тогда у нас не было. О них только могли читать в газетах и журналах. Какие были выступления в западных странах против безработицы?

Конечно, я не хочу все рисовать одной светлой краской, но недостатки были, о них говорилось и писалось и по ним принимались меры, чтобы их не было. Люди были уверены, что по их запросам и обращениям будут приняты решения, позволяющие изживать недостатки и просчеты.

Есть такое село Саметь в Костромской области. Много лет там жила и работала простая русская женщина, великая труженица Прасковья Андреевна Малинина. Более тридцати лет возглавляла она колхоз "12 Октября". Наша родная советская власть – вот одна из главных причин того, – говорила Малинина, – что я бывшая батрачка, стала руководителем колхоза, удостоилась дважды звания Героя Социалистического труда.

Имя Малининой широко известно было миру. Как-то во Франции её попросили выступить в сельскохозяйственной академии. Она вспомнила, как шла по переполненному залу к трибуне и кое-кто ехидно улыбался, в упор разглядывал костромского покроя черный костюм, мол, что может эта русская баба, что она знает, чем удивит? А она, однако, удивила. Два часа слушали её, затаив дыхание. Говорила она о родной Самети, о жизни колхозников, о костромских рекордах.

В перерыве подошел к ней человек в берете и начал:

"Я уверен, мадам Прасковья, что у вас диплом ученого, но видимо, пропаганда специально выдает вас за человека с малым образованием. Это меня, мадам, не касается. Я только хочу задать вопрос о пропорции жирности молока и его количестве. И о кормах между сезонами. "Пардон, мадам".

Малинина обиделась, когда иностранец упомянул насчет пропаганды: что с него взять! Мерит все на свой аршин. Она ответила на все его вопросы со знанием дела и с большим достоинством.

Малинина написала книгу "Волжские просторы", где описала свою жизнь, свою биографию. А жизнь ее – это история колхозного строя, который развернул старую деревню, переделал ее, обеспечил, накормил… С земли, с хлеба, начинает свою книгу, и этим ее и заканчивает.

Девочка из безлошадной бедняцкой семьи, нянька, батрачка, колхозница, бригадир, председатель колхоза, народная героиня – вот тот путь, который прошла простая крестьянка.

Великий Октябрь, Советская власть, сделали нашу страну Великой державой, перед которой все с уважением снимали шляпу. Гимном 40-летию нашей Великой революции прозвучали раздавшееся из глубин Вселенной название первого спутника Земли, запущенного Советским Союзом 4 октября 1957 года.

Америка была застигнута врасплох со спущенными штанами – писал известный журналист Александр Верт.

А вскоре США поразил "Гагаринский шок". Первым человеком, взмывшим в космос, был советский коммунист. Пораженный президент США Кеннеди безнадежно разводил руками: "Если бы мы знали, как догнать русских. Где найти такого человека, которому было бы известно, как это сделать".

Все, чего достигли мы, народы великого Советского Союза, на радость друзьям, на зло нашим врагам! С телеги на трактор, на электровоз, на космическую ракету пересела наша страна, в прошлом лапотная, своим невиданным размахом созидания.

Малограмотные наши деды и отцы сознательно сделали свой выбор в октябре семнадцатого года, выстрадавшего его и мы приняли от них наследство, прежде всего, революцию.

Не "переворот", как называют ее "демократы", а Великую патриотическую революцию. Мы приняли от дедов Красное Знамя, под которым одержали в 1945 году Победу над фашистской Германией. Не было бы Великого Октября, не было бы и Великой Победы!

Забудут ли наши честные люди, труженики лучшие советские годы, когда мы все разноязычной страной жили как одна семья. Когда дружили, любили, создавали интернациональные семьи…

Когда успех и незнакомого Стаханова, и Полины Виноградовой, и новый завод, и новая фабрика, и новая электростанция и новый теплоход, и богатый урожай были для нас такой же радостью, как очередное снижение цен.

Нас обвиняют, что мы не так воевали, зря победили фашизм, что социализм так и не построили. Ошибаетесь, господа. Еще как построили! Только не обращали внимания на него, как не замечает здоровый человек своего здорового сердца.

Жили устремлением в будущее и уверенностью в завтрашнем дне. Мы загадывали и планировали свою жизнь на многие годы вперед, и каждый мог осуществить задуманное.

Назовите самую развитую капиталистическую страну, где были такого высокого уровня, как в советском союзе, были подняты системы образования и здравоохранения, наука и культура, социальная защита и многое другое, что характеризует самое передовое общество. По уровню жизни советская Россия занимала шестое место в мире, став по воле "демократов" буржуазной, она скатилось на 71-е место.

Один из жульничных приемов, которые пускают в ход клеветники Октября, состоит в утверждении о "кровавом" характере нашей революции. Но история свидетельствует: Американская революция потребовала 500 тыс. жертв, Великая Французская Революция – 4 миллиона. Октябрьский же "переворот" по существу был бескровным – один случайно пострадавший. Конечно, много жертв принесло отражение нашествия 14 государств и связанная с этим Гражданская война. Но разве революция не должна защищаться, когда на нее идут "крестовым походом"?

Свою годовщину наша революция встречает в руинах некогда богатейшей державы. У людей старшего поколения, да и у молодежи, сжимается сердце, стынет кровь от того, что поругана и бесправна наша Родина. Над ней словно сжигающей все живое смерчем пронеслись так называемые демократические преобразования. Именно из нынешней ямы, в которой мы сейчас оказались, особенно отчетливо видно, сколь величественные горизонты открыла перед нашим народом социалистическая революция. И сколь гибелен путь, по которому тащат нас "реформаторы".

У народа, совершившего Великую Октябрьскую социалистическую революцию, отняли все её завоевания.

В годы Советской власти уверенно догоняли Соединенные Штаты Америки по выплавке чугуна и стали, по добыче угля, по надоям молока… Теперь удостоились "чести" догнать США и Запад по части бандитов и преступников. И в этом заметно преуспеваем.

Да, мы брюзжали, обоснованно выражали недовольство многими недостатками в той жизни, из-за чего собственно и поддержали идею "перестройки". Но именно иуды-перевертыши, подумать только Генеральный секретарь ЦК КПСС господин Горбачев и кандидат в члены Политбюро ЦК КПСС господин Ельцин развалили Советский Союз, и теперь призывают не допустить к власти коммунистов.

Им то чего не хватает в той жизни? Теперь, когда перед всем миром они вывернулись наизнанку, ясно чего – неограниченной власти и царской роскоши. Обманом и ложью, дубинками и танками втащили они нас в хищный мир капитализма с его неуемными устремлениями.

Теперь десятки миллионов людей ясно вспонимают все преимущества социализма. До какой же степени можно быть слепым и неблагодарным, чтобы утверждать, что в СССР не было ничего хорошего.

До глубины души обидно и больно сознавать: все, что дала нам Октябрьская революция, отобрано у народа, все приватизировано. Не стало больше могучей страны с названием Союз Советских Социалистических Республик. Растреленна Советская власть. На куски – по живому разрублена Наша Отчизна, которую все уважали, а враги боялись. Велика роль старшего поколения России. Ветераны потеряли все, чем гордились и строили и создавали, во что беззаветно верили. Оболгали, отодвинули на задворки Великую пролетарскую революцию. Загнали в дальний угол и самих пролетариев.

У народа, совершившего Великую революцию, отняли все её завоевания. Могильщики Великого Октября рано торжествуют, напротив, они сами в зоне банкротства. Они злобно рычат на нашу революцию.

Как же не бесноваться и не бояться в истерике демократам и миллиардерам, "новым русским", уже не на шутку замысливших вернуть советских людей в положение "белых негров", раздуть на американский манер кровавый бизнес.

Ввергнутая в пучину национальной катастрофы Россия начинает осмысливать случившееся. Несмотря на все беды и лишения, есть основания оптимистически смотреть вперед.

Советский человек не погиб под развалинами "перестройки" и "демократических реформ". Он живет и мучительно борется за ту жизнь, которую у него отняли, за те нравственные нормы, которые бесстыдно топчут высокопоставленные российские чиновники и прислуживающая им пресса. 

Есть надежда и уверенность, что победа в этой борьбе будет на стороне советского человека. Значение Великой Октябрьской социалистической революции не удастся перечеркнуть. Дело Великого Октября непобедимо. Хочется верить: Россия поднимется с колен, расправит крылья. Какой бы герб и флаг не вешали над нашими головами, какое бы не давали название нашему народу и сколько бы времени не прошло, мы не забудем о Великой Победе, о Великой Революции.

 

Анатолий Хутин – доктор исторических наук, профессор, заместитель начальника отдела Аналитического управления Аппарата Государственной Думы Федерального Собрания РФ, специально для Экспертной трибуны "Реалист"