Yandex Zen Подписывайтесь на нашу страницу в Facebook

Как меня вылечили от COVID-19: Цатурян о своей борьбе с болезнью

Москва, 14.06.2020, 03:04

Наверняка, этот рассказ вызовет у читателя двоякие чувства, поскольку я говорю о хорошем и плохом. О том, что вижу собственными глазами и чувствую, пытаясь оценить происходящее рационально и беспристрастно*. Предупреждаю сразу: мои самые теплые чувства связаны с медиками, которым благодарен за тяжелый самоотверженный труд.

Саркис Цатурян и коллектив ЦКБ №6. Фото: ИА «Реалист»

 

Страшен ли так коронавирус, как его малюют? Не страшен, если Вас лечат профессионалы из Центральной клинической больницы №6 ОАО РЖД. Госпитализировали меня и папу с двусторонней пневмонией средней тяжести, но для медиков из ЦКБ №6 это не стало препятствием - нас поставили на ноги за две недели. И сегодня мы оба говорим коллективу ЦКБ №6 большое спасибо.

Врачи ЦКБ №6 вылечили нас бесплатно и с большой заботой. И дело здесь не в том, что моя физиономия иногда мелькает на телевидении. А потому, что так они относятся ко всем (без исключения) пациентам: рядом со мной в палате лежал мужчина почтенного возраста, которого лечили с таким же пристальным вниманием.

 

Процесс лечения

 

Главная цель в борьбе с коронавирусом — предотвращение тромбоза и тромбоэмболии, которые и вызывают пневмонию у людей. Поэтому мне два раза в день (утром и вечером) кололи «Клексан» (низкомолекулярный гепарин), который разжижает кровь и тем самым останавливает дальнейшее поражение легких, налаживая кровообращение. Остальное лечение предполагает множество антибиотиков, которые я принимал в виде таблеток и капельниц.

Несколько раз в день пульсоксиметром измеряли уровень сатурации (насыщения крови) кислородом. Нормальной сатурация считается при уровне не ниже 95 единиц. То есть, чем ниже у Вас сатурация на фоне болезни, тем больше поражены Ваши легкие. В моем случае при госпитализации сатурация составила 90-91. Поэтому врачи назначили прием кислорода - лежа на животе по нескольку часов в день я дышал через кислородную маску. Эффект не заставил себя долго ждать: через три-четыре дня я достиг заветных 95, после чего, уже ближе к выписке, уровень кислорода в крови составил 98 единиц, как у здорового человека.

После выписки, когда я уже находился дома (в Московской области) на двухнедельной самоизоляции, мне каждый день звонили врачи из местной поликлиники. Спрашивали о самочувствии. Волонтеры по настоянию врачей принесли даже две пачки «Арбидола». Теперь меня ожидают два финальных теста на коронавирус — перед окончанием самоизоляции.

Коронавирус, как и многие другие вирусы, медленно сдает свои позиции в нашем организме. Поэтому врачи рекомендуют обильное питье на протяжении всего курса лечения. Возможны слабость и высокий пульс во время двух недель после выписки. Есть даже случаи, когда у выписанных пациентов на протяжении месяца сохраняется температура 37 градусов.

Примечательно, что COVID-19 у всех пациентов повышает уровень сахара в крови. И этот факт служит дополнительным обременением для наших сосудов, поскольку высокий сахар провоцирует появление тромбов и тромбоэмболии. Так что перед выпиской обязательно уточните у лечащего врача, стоит ли Вам на период предстоящей самоизоляции принимать препараты, разжижающие кровь.

Ситуация бывает разной. У кого-то кровь от природы густая, а у кого-то — наоборот. Что касается диабетиков, то они в обязательном порядке принимают «Тромбо АСС». Тем не менее один из опрошенных ИА «Реалист» врачей (не из ЦКБ №6), которая также каждый день «в поле» борется с коронавирусом, рекомендует в течение месяца после выписки внимательно следить за сосудами и принимать соответствующие препараты, чтобы предотвратить волну инфарктов и инсультов.

Вылечили нас с папой без всяких вакцин, на которые горячо рассчитывают некоторые российские чиновникимеждународные фармацевтические компании и особенно - Всемирная организация здравоохранения. Хотят в очередной раз залезть к народу в карман. Да, именно в карман. Потому что бюджет РФ - деньги граждан, а не чиновников, которые лукаво называют бюджетные средства «государственными». Привыкли просто: их надо понять и, возможно, простить за такую лексическую неточность. Христианское милосердие же безгранично, не так ли?

COVID-19 лечат в России весьма эффективно. Но справедливости ради хочу напомнить, что разрыв между Москвой и остальными регионами нашей страны в плане качества медицинской помощи никуда не исчез с появлением коронавируса, а стал проявляться отчетливее.

 

Два совета правительству РФ

 

Во-первых, взгляните на доступность препарата «Клексан» для той категории граждан, что лечатся дома (в больницах его вводят планово всем пациентам, разумеется, бесплатно). Упаковка препарата стоит от 4 тысяч рублей (80мг/0,8мл 10 шт. раствор для инъекций шприц). Если даже для многих москвичей это дорого, то чего говорить о жителях г. Ростов Великий Ярославской области, которые не могут найти препарат в местных аптеках и вынуждены его заказывать в Ярославле, проделывая путь в 70 км (будучи зараженными COVID-19)? 10 инъекций хватит пациенту только на 5 дней. То есть на оплату полного курса лечения гражданин потратит немалую сумму денег. А что делать простому работяге из провинции, который заболел вместе с супругой или пожилыми родителями?

Будет справедливо, если людям, которые лечатся дома и находятся на самоизоляции, доставят «Клексан» (по линии волонтерских служб) бесплатно. Бюджет РФ такие траты потянет без особой нагрузки, да и народу можно будет реально помочь.

Во-вторых, тревогу вызывает стоимость компьютерной томографии (КТ) легких. Так, в Подмосковье стоимость КТ варьируется от 3,3 тысяч рублей до 11 тысяч рублей (ровно столько заплатил мой сосед по палате). Как Вам такой разброс в ценах? Частные клиники решили сорвать куш. С ними все понятно. А куда смотрят надзорные органы? Их все устраивает?

Может, следует подумать о том, чтобы компенсировать людям с подтвержденным COVID-19 затраты на КТ? Эта мера ощутимо поддержит граждан, которые в силу разных причин так и не дождались от государства направления на КТ. Более того, в Подмосковье врачи зачастую не могут бесплатно сделать КТ и вынуждены за свои личные средства обследоваться в частной клинике. Боюсь даже себе представить, что происходит в менее благополучных регионах... Разве это справедливо? Так мы должны заботиться о врачах? Это аморально и безответственно.

 

Кому служит коронаполитика?

 

Находясь в больнице, я много думал о том, почему политики с таким рвением ввели режим повышенной готовности. Ведь палку перегибает не только мэр Москвы Сергей Собянин, но и другие региональные руководители. Например, губернатор Ставропольского края Владимир Владимиров: в Пятигорске дороги перекрывали бетонными блоками, вынуждая людей ехать в объезд через поля и луга. Как Вам такая борьба с COVID-19? Будучи ковидником, меня оскорбляет всякая попытка лишить людей свободы передвижений, которая дарована в ельцинской Конституции (если кто забыл).

«Время нужно и все проходит бесследно для легких. От пневмонии и следа не остается. Организм очищается», - заявил мне на правах анонимности врач-реаниматорог, который работает в одной из ведущих клиник столицы (не ЦКБ). Тогда к чему вся эта паника? Граждане-политики, а Вы пробовали консультироваться с профессиональными эпидемиологами и инфекционистами или Вы давно за нас все решили? Видимо, тяга к реставрации крепостничества манит Вас значительно больше, чем думы о законности введенных ограничений.

Отдельного внимания заслуживают темы с приложением «Социальный мониторинг», цифровыми пропусками и новым электронным регистром. На фоне разрушительной коррупции, которая обитает на разных уровнях государственной власти, нет никакой веры в сохранность персональных данных граждан. Причем известно, что международные игроки, которые занимаются сбором Big Data, могут щедро заплатить за эти данные. А потом они уже будут использоваться западными структурами в информационной работе с российским обществом — со всеми негативными последствиями для Кремля.

Некоторые главы регионов в буквальном смысле девальвировали применение федеральных законов по всей стране, поскольку временные ограничения прав и свобод возможны только через введение режимов ЧС или ЧП, которые являются уделом федерального центра. В итоге принята куча противоречащих Конституции законов, по которым жить и управлять территорией невозможно. Как после всего этого безобразия народ поверит федеральной власти и будет голосовать за поправки в Конституцию?

Не буду сейчас углубляться в политику - я не агитирую ни за, ни против поправок. Скажу лишь, что попытка построить цифровой концлагерь в отдельно взятой стране создает значительные риски для Кремля, поскольку ситуация бьет по ореолу его легитимности и законности. COVID-19 служит довольно слабым прикрытием для такого амбициозного правонарушения. Проверено на личном опыте...

* Упоминание лекарственных препаратов в тексте не носит рекламный характер, а продиктовано стремлением автора в деталях рассказать о своем лечении. Перед их применением следует обязательно консультироваться с врачом.

 

Саркис Цатурян - главный редактор ИА «Реалист»

Çàãðóçêà...